Н.С. Храпова

г. Омск, казенное учреждение Омской области
«Исторический архив Омской области»

ИЗ ИСТОРИИ ЛЕТНИХ ЛАГЕРЕЙ СИБИРСКОГО КАДЕТСКОГО КОРПУСА

 

   Начиная с 1841 года, воспитанники Омского войскового училища (позднее – Сибирского кадетского корпуса) ежегодно проводили лето в загородных лагерях. Как правило, сезон начинался в конце мая – начале июня, продолжался до середины августа. Каждый имел насыщенную программу и становился для воспитанников незабываемым приключением.         

   «День выступления в лагеря был для нас праздничным, - писал в своих воспоминаниях историк Сибирского казачьего войска, выпускник кадетского корпуса (1865) Георгий Ефремович Катанаев, - ибо в этот день мы показывались перед омской публикой в полном параде. Уже с раннего утра мы начинали взбивать свои папахи в мелкие кудряшки особого рода веничками и чистили свои эполеты… Пройтись по городу до лагерей под музыку… представляло для нас величайшее наслаждение. Мы шли, отчеканивая шаг, в такт музыкантам, прямо-таки героями или победителями»[1].

   Помимо активного летнего отдыха, вполевых условиях кадеты получали основы форпостной службы, топографической съемки, саперной и военно-лабораторной работы, совершенствовали навыки стрельбы из артиллерийских орудий и ружей, занимались верховой ездой, фехтованием, гимнастикой и плаванием.

Из воспоминаний Г.Е. Катанаева: «Каждый день, утром и после обеда для всех, больших и маленьких, – ротное и эскадронное ученье с ружьями и шашками; у нас в эскадроне: маршировка, равнение, повороты, ружейные и шашечные приемы, рубка шашками и фланкировка пиками, фехтование на рапирах и рубка на эскадронах… Для выпускных кадетов производилось так называемое «восьмирядное» ученье с шестами, где они в качестве будущих офицеров должны были командовать взводами; ротные в батальонном пешем строю; эскадронные – в конном. Водились они также время от времени на практическую артиллерийскую стрельбу по мишеням...»[2]

В годовом отчете за 1913 год описывались следующие учения: «Пользуясь близостью расположения лагеря 4-го Сибирского саперного батальона, кадеты ознакомились с устройством и употреблением прожектора, присутствовали на подрывных учениях, наблюдая взрывы фугасов, камнеметов, разрушение искусственных преград, плотов и мостов. При них производилась наводка понтонного моста. Осматривали саперный городок, знакомясь с различного типа полевыми постройками и укреплениями. Под указанием офицеров занимались телеграфированием на полевом телеграфе… Стреляли из винтовок на 200 и 400 шагов в офицерские мишени и из револьверов на 25 шагов, что доставляло им большое удовольствие. Ходили на устроенный 43-м Сибирским стрелковым полком гимнастический праздник с атлетическими играми и джигитовкой ординарческой команды»[3].

В южной части города, между нынешним ипподромом и вокзалом располагались участки земли, находившиеся во временном пользовании Военного ведомства, улица Лагерная (ныне – ул. Маршала Жукова) вела к месту расположения лагерей кадетского корпуса и других воинских подразделений. К началу XX века лагеря имели постоянные летние постройки (ранее кадеты располагались по-походному в палатках): бараки для кадет, служащих и ротного командира, кадетскую кухню и хлебопекарню, лазаретный барак и комнату для врача, библиотеку и др. В 1877 году была построена и освящена лагерная церковь во имя святого равноапостольного князя Владимира.

При лагерях существовали ягодный и фруктовый сады и огород, питомник для деревьев, где еще задолго до открытия летнего сезона начинали трудиться воспитанники, отправляемые партиями по 15 – 20 человек под командой воспитателя или старшего кадета. Для огорода специально из Москвы выписывались семена аниса, баклажанов, бобов, гороха, петрушки, редиса, салата, свеклы, огурцов, корнишонов, сельдерея, укропа, шпината, щавеля, дынь и др. Устройством и украшением цветочных клумб как на территории лагеря, так и на территории самого корпуса, стрижкой газонов и поливкой цветов также занимались кадеты с большой охотой.

Была оборудована и столярная мастерская, в которой делали садовые скамейки, ходули, городки, желоба для воды, шкатулки и другие мелкие поделки. В 1912 году, например, кадетами была построена новая ограда для огорода и березовая беседка[4].

В основном же кадеты отдыхали на воздухе. В свободное время играли в городки, кегли, крокет и мячи; пели (обязательно действовали кадетский хор и оркестр), состязались в борьбе, занимались чтением (в лагере существовала библиотека, насчитывавшая более 380 книг, наибольшей популярностью пользовались книги из беллетристического раздела и на военную тематику). Внутри и в окрестностях лагеря, а также на прогулках, кадеты занимались собиранием коллекции насекомых, ловили мелких зверьков (сусликов, тушканчиков).

В летние праздники лагерь украшался флагами и зеленью, устраивались музыкальные и танцевальные вечера, в подготовке которых участвовали не только воспитанники корпуса, но и члены семейств служащих, которые помогали своими указаниями, аккомпанировали, играли на рояле для танцев и заведовали организацией чаепитий и скромных угощений. Отпускали в увольнительные кадет и в город на концерты, спектакли и танцевальные вечера, проводимые в летнем Военном собрании.

В течение сезона, в зависимости от погодных условий, организовывались прогулки-катания на лодках и рыбная ловля. Все кадеты в сопровождении воспитателей, фельдшера и ротного командира сплавлялись по р. Оми и по Иртышу в Загородную рощу. Прогулки по р. Оми были, как правило, трехчасовые, из лодок нигде не выходили. В Загородную же рощу выезжали после обеда, а возвращались около 10 часов вечера. Брали с собой холодный ужин, самовары и посуду. Также ездили на несколько дней вверх по       Иртышу в Чернолучье (туда – на лодках, назад – пешком)[5].

Иногда совершались и более дальние поездки-экскурсии. В 1910 – 1912 годах владельцем пароходства Иваном Михайловичем Плотниковым был разрешен бесплатный проезд в Семипалатинск и обратно на большом пароходе «Михаил Плотников». Кадеты были размещены в каютах 2 класса[6].

В 1912 и 1913 годах совершались 10-дневные путешествия по железной дороге на Урал. Распоряжением железнодорожного начальства для поездок предоставлялся вагон 3 класса. Воспитанники кадетского корпуса посещали города Челябинск, Златоуст, Миасс: осматривали золотые прииски и минеральные копи, бывшую золотопромывательную фабрику, доменную печь, музеи и памятники городов, а также совершали восхождение на гору Большой Таганай[7].

Неординарным событием в жизни летних лагерей стало их посещение 15 июля 1891 года цесаревичем Николаем Александровичем[8]. Перед входом в Князе-Владимирскую лагерную церковь стояли семейства служащих в корпусе, которые приветствовали Его Высочество глубокими поклонами, усыпая путь его цветами. После службы Высокий гость отозвался о пении церковного хора кадет милостивыми словами «Какой у вас славный хор!». После этого вице-фельфебель Рюмкин преподнес Николаю Александровичу от лица всех кадет альбом с рисунками разных видов лагеря, исполненными кадетами с натуры, а также «встречную песню», написанную кадетами шестого класса Нагродским и Кириченко. Его Высочество осмотрел лазаретный барак, барак 3-й роты, а также помещение 1-й роты, где кадеты продемонстрировали комплекс гимнастических упражнений. «Восторгу, одушевлению детей и юношей не было предела. По отъезде Его Высочества еще долго провожали Его восторженным «Ура»[9].

Таким образом, после столь насыщенного отпуска, многочисленных летних приключений, кадеты возвращались к учебе с новыми силами, сплоченными, деятельными и готовыми на новые подвиги.

 

 

 



[1] ГИАОО. Ф. 366. Оп. 1. Д. 358. Л. 17 – 17 об.

[2] ГИАОО. Ф. 366. Оп. 1. Д. 358. Л. 18.

[3] ГИАОО. Ф. 19. Оп. 2. Д. 74. Л. 159.

[4] ГИАОО. Ф. 19. Оп. 2. Д. 58. Л. 84 об.

[5] ГИАОО. Ф. 19. Оп. 2. Д. 17. Л. 49 – 49 об.

[6] ГИАОО. Ф. 19. Оп. 2. Д. 58. Л. 85.

[7] ГИАОО. Ф. 19. Оп. 2. Д. 74. Л. 160 – 161.

[8] ГИАОО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 278. Л. 116.

[9] Там же. Л. 116 об.

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны