Тимченко Ю.В.

г. Омск, Исторический архив Омской области


ТАРСКАЯ УЕЗДНАЯ ТЮРЬМА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

 

В конце XIX – начале XX вв. Западная Сибирь являлась одним из важнейших регионов Российской империи, который предназначался для ссылки и тюремного заключения уголовных преступников. Тарская уездная тюрьма была одной из составных частей тюремной системы Западной Сибири. Цель данного сообщения охарактеризовать состояние Тарской тюрьмы в обозначенный период, численность и состав заключенных, условия их содержания на основании документов фонда № 388 ГИАОО «Тарская уездная тюрьма Тобольского губернского управления».

С 1879 г. общее руководство всеми тюрьмами Российской империи осуществляло Главное тюремное управление. На местах учреждались губернские тюремные инспекции.  Тарская уездная тюрьма подчинялась Тобольской губернской тюремной инспекции. Выполняя общее руководство, Тобольская инспекция рассылала в подвластные ей места тюремного заключения циркуляры ГТУ, регулирующие содержание арестантов, внутренний распорядок тюрем, отношения администрации, надзирателей и заключенных, и следила за исполнением этих предписаний, проводя ревизии тюрем. В фонде имеются ежемесячные типовые отчеты начальника Тарской тюрьмы, предназначенные для Тобольской тюремной инспекции, характеризующие численность арестантов, их продовольственное снабжение, состояние здоровья и др.

Тарская уездная тюрьма была местом заключения, относившимся к категории общего устройства – т.е. предназначенного, прежде всего, для содержания общеуголовных арестантов срочного разряда, как мужчин, так и женщин. К разряду срочных арестантов относились заключенные, осужденные за политические и за чисто уголовные преступления, отбывавшие наказание по приговорам судов различных уровней и приговоренные к сроку наказания от 2 месяцев до 2 лет.

Другой категорией заключенных, составлявшей значительную часть контингента Тарской тюрьмы, были подследственные заключенные, т.е. находившиеся под следствием или судом. К этой категории относились и арестованные в административном порядке за политические правонарушения. Содержались в Тарской тюрьме и пересыльные заключенные, следовавшие в места водворения через ряд городов, в том числе и через Тару. В отличие от крупных тюрем общего устройства, например Тюменской тюрьмы, в небольшой Тарской тюрьме категория пересыльных заключенных составляла меньшинство.

Большинство арестантов Тарской тюрьмы были осуждены за уголовные преступления против собственности (кража, разбой) и против личности (побои, убийства). По социальному составу среди заключенных преобладающим сословием было крестьянство. Но в тюрьме находились и другие социальные группы, так в 1915 г. в нее были помещены военнопленные Австрийской армии. В количестве 51 человека они были приговорены к строгому аресту на 20 суток каждый на хлебе и воде за отказ от работы [7: 118-120].

Тарская тюрьма была небольшим вспомогательным звеном в тюремной системе Тобольской губернии. Постов охраны при ней было четыре – два внутренних, два наружных. В 1914 г. крестьянин Вятской губернии взялся поставить электрическую сигнализацию в тюремном здании [11: 90]. Тюрьма была двухэтажной, состояла из трех корпусов. В первом корпусе имелось 5 камер, рассчитанных на 16-18 человек, но одна из камер была занята под аптеку, другая под больницу. Второй корпус отводился под женское отделение тюрьмы, третий корпус состоял из 8 одиночных камер. Обязательной составляющей каждой тюрьмы был карцер, в Тарской тюрьме их было три [1: 39; 7: 143-144 об.].

Тарская тюрьма была рассчитана на 102 человека [13]. Однако, как и большинство тюрем Сибири, она была переполнена, в связи с высокими темпами роста заключенных, особенно в данный период времени – социально-экономического кризиса Российской империи, когда возросло число арестованных по политическим и уголовным делам. В 1910 г. в Тарской тюрьме находилось 215 арестантов, в 1914 г. – 173 [4: 5]. В 1915 г. в двух камерах, рассчитанных на 16-18 человек, находилось соответственно 35 и 38 подсудимых и арестантов [9: 143].

Администрация Тарской тюрьмы состояла из начальника тюрьмы, 2 старших и 19 младших надзирателей, 2 надзирательниц для женского отделения. Надзирателями в тюрьму устраивались в основном отставные военные, позже – раненые в Первой мировой войне. Работа эта была непрестижной и опасной. Оклад был невелик, в 1912 г. его подняли до 300 р. в год  старшим надзирателям и 216 р. в год младшим надзирателям [2: 13]. Но и за такой оклад смотрители к своим служебным обязанностям относились недобросовестно, не хотели работать. Зачастую летом, с началом полевых работ, когда требовался усиленный надзор за заключенными, они увольнялись, а с наступлением холодов вновь поступали на службу. Тарская тюрьма не была полностью укомплектована количеством служащих, положенных по штату: в 1911 г. начальник тюрьмы рапортует Тобольскому губернскому тюремному инспектору о нехватке надзирателей [2: 13].

Как и во всякой тюрьме, в Тарской были случаи нарушения заключенными тюремной дисциплины: побеги с наружных работ, пролом потолка, кражи, грубость, игра в карты, драки, переговоры. Такие проступки заносились в специальный журнал, наказанием за них служило помещение в темный карцер, лишение матраса, кипятка и горячей пищи [10].

Питание арестантов Тарского тюремного замка рассчитывалось из суммы 9 копеек в день [1: 40]. Рацион заключенных состоял из круп, хлеба, мяса, рыбы, картофеля или капусты, кружки молока. Однако в связи с переполненностью тюрьмы питание заключенных не было достаточным. На большие церковные праздники, как Пасха, Рождество, заключенным давали больше мяса, масло, яйца, куличи. Администрация тюрьмы старалась разнообразить рацион больным заключенным.

По Положению Главного тюремного управления 1914 г. количество больных арестантов не должно было превышать 10% от общего числа заключенных [6: 38], однако этот показатель в Тарской тюрьме не всегда соблюдался, возможно, это было связано с плохим состоянием тюремной больницы. Об этом свидетельствует ревизия тюрьмы Тобольской губернской тюремной инспекцией, проведенная в 1917 году. Инспекция отметила запущенность здания больницы, сырость, грязь, наличие тараканов [3: 3].

В целом, Тарской уездной тюрьме не хватало материальных и денежных средств – не было денег на строительство и ремонт помещений, на достойный оклад надзирателям, не имелось достаточного количества средств на питание арестантов. Немного облегчало ситуацию Тарское уездное отделение попечительного общества о тюрьмах, существовавшее с 1847 г.  [12: 131]. Члены этого общества по мере возможности принимали усилия к улучшению положения заключенных, ведя работу по привлечению частных пожертвований. Часть пожертвований шла от надзирателей и служащих тюрьмы в обязательном порядке. Собранные средства расходовались в нескольких направлениях: ремонт здания тюрьмы, постройка православной часовни в 1914 г., закупка одежды, белья, обуви для арестантов, улучшение содержания заключенных. Зачастую в камерах тюрьмы вместе с отбывающими наказание находились и их дети, и попечительное общество выделяло на содержание этих детей дополнительные деньги. Также общество собирало пожертвования с целью поддержки заключенных на первых порах после их освобождения.

В 1910 г. при тюрьме была сформирована библиотека из книг, пожертвованных членами попечительного общества. Разрешались посещения заключенных, на которые отводилось время не более 10 минут в день. За хорошее поведение и трудолюбие заключенным разрешался табак. Каждый день арестанты выводились на прогулку, раз в неделю предоставлялась баня.

Тюремная реформа 1879 г. предполагала исправление отбывающих наказание за счет нравственно-религиозного и трудового воспитания. В первом случае особая роль отводилась церкви и священнику, который должен был постоянно общаться с заключенными, исповедовать их, принимать причастие. Утром и вечером в камерах читались молитвы. После постройки тюремной часовни каждую неделю в ней проводились воскресные службы, в тюрьму также допускался лютеранский пастор.

Во исполнение тюремной реформы 1879 г. в тюрьмах Российской империи широко внедрялась система арестантского труда. Присутствовала она и в Тарской уездной тюрьме. Отбывающие наказание привлекались к хозяйственным тюремным работам: приготовлению пищи, подвозке воды, заготовке дров, содержанию в чистоте камер, уходу за больными, починке одежды, стирке и т.д. Часть работ выполнялась бесплатно – по наряду, это была, прежде всего, уборка тюремного здания. За другие виды работ арестанты получали плату. Заключенные занимались переплетом книг, ремонтом сбруи, шитьем, вязанием, ковкой, починкой обуви, столярным делом. В системе трудового воспитания присутствовали также и внешние работы. Так, в 1910 г. Тарская городская дума отвела Тарской тюрьме земельный участок в размере одной десятины для размещения на нем огородного хозяйства с целью улучшения питания заключенных [1: 2-2 об.].

На занимающихся трудом арестантов заводились рабочие книжки, где указывалось количество отработанных часов, виды выполняемых работ, количество заработанных денег. Труд арестантов был низкооплачиваемым. Заработная плата варьировалась в зависимости от вида работ. В основном она составляла 4-5 копеек в день. Столько получали кашевары, хлебопеки, конюхи, ламповщики, водовозы, прачки. Столяры и кузнецы получали 8 копеек в день. За строительство православной часовни платили до 30 коп. в день [8: 100; 5: 33]. В 1912 г. заключенные Тарской тюрьмы заработали    2300 р. 53 коп., в 1913 г. – 2694 р. 19 коп.

С началом Первой мировой войны правительство озаботилось увеличением численности армии, потому в ее ряды принимались и арестанты, годные по состоянию здоровья к военной службе, не лишенные прав состояния, срок отбытия наказания которых составлял один год. Такие заключенные по своему желанию отправлялись на безвозмездные военно-инженерные работы, производимые на фронтах. День таких работ считался за день определенного им тюремного заключения [8: 18].

         Таким образом, документы фонда «Тарская уездная тюрьма» отражают состояние Тарской тюрьмы в начале XX века и условия содержания в ней заключенных. Они могут быть полезны исследователям, изучающим пенитенциарную систему Западной Сибири, а имеющиеся в фонде списки смотрителей и арестантов могут помочь интересующимся в их генеалогических поисках.

 

Список использованных источников и литературы.

1. Ф.388. Оп.1. Д.4.

2. Ф.388. Оп.1. Д.8.

3. Ф.388. Оп.1. Д.11.

4. Ф.388. Оп.1. Д.14.

5. Ф.388. Оп.1. Д.32.

6. Ф.388. Оп.1. Д.45.

7. Ф.388. Оп.1. Д.48.

8. Ф.388. Оп.1. Д.66.

9. Ф.388. Оп.1. Д.148.

10. Ф.388. Оп.2. Д.6.

11. Ф.388. Оп.2. Д.37.

12. Воробьева Г.И. Документы государственных архивов Западной Сибири по истории общества попечительного о тюрьмах (XIX-начало XX в.) // Документ в контексте истории: тезисы докладов и сообщений Международной научной конференции. – Омск, 2006. – С. 130-133.

13. Михеев А.П. Тюрьмы общего устройства и арестантское отделение Тобольской губернии в конце начале XX вв. // URL: http://museum.omskelecom.ru/OGIK/Izvestiya_11/inhalt.htm (Дата обращения: 10.12.2013).

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны