М.М. Стельмак

г. Омск, Исторический архив Омской области

 

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОБОСНОВАНИЯ СОЮЗНИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКОМУ ДВИЖЕНИЮ В РОССИИ НА ПРИМЕРЕ ЗАЯВЛЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО КАНЦЛЕРА МАКСИМИЛИАНА БАЛЕНСКОГО (ОСЕНЬ 1918 Г.)

 

В последние месяцы Первой мировой войны военная интервенция в России продолжала набирать всё новые обороты. Развернувшаяся Гражданская война охватила всю страну. В то же время, в антибольшевистской печати Сибири стала активно подниматься тема помощи со стороны союзников по Антанте. В эти дни, вмешательство союзников рассматривалась как вполне бескорыстная помощь. В правительственных органах печати подобная дискуссия сводилась к заявлениям, о необходимости присутствия войск Антанты, необоснованности слухов, о якобы имеющихся замыслов присвоения русских территорий. Лишь в виде исключения появлялись заметки о необходимости сплочения всех антибольшевистских сил, так как, только в таких условиях можно будет выстроить равные отношения с иностранными государствами.

Однако желание союзников помочь России имело в тот момент одну определенную задачу – восстановление восточного фронта, и возобновление войны с Германией. Это признавалось и на страницах правительственной печати, где подобный вопрос рассматривался в качестве справедливой цели: выполнить свой долг перед союзными державами.

«Впечатление у союзников от этой телеграммы будет, безусловно, хорошее, ибо те граждане союзных держав, которые боялись вмешаться во внутренние дела России ясно видят теперь, что вопрос идёт только о восстановлении немецко-русского фронта и остающаяся верной союзникам часть России всей душой зовёт их на помощь» [1], – говорил французский консул Бояр комментируя телеграмму о созыве нового Учредительного собрания. Благожелательное отношение союзников подтверждает и британский консул в Челябинске Престон: «Мы намерены помогать России во имя наших общих интересов людьми, снаряжением и финансами, но мы не намерены вмешиваться во внутренние русские дела» [2].

В то же время, в белой России утвердилась точка зрения о финансовой помощи Германии большевикам. Естественно, при таком раскладе, война с Германией после разгрома советской России рассматривалось как логичное продолжение. «Ленин и Ко., например, хорошо понимают и понимали раньше, что немецкий Военный Генеральный Штаб, во время войны весной 1917 г., устроил русским эмигрантам проезд через свою территорию в Россию не из любви к ленинскому коллективизму, а потому, что это входило в планы самого немецкого Генерального Штаба, потому что этим путём он тогда рассчитывал разложить русскую общественную жизнь и русскую армию и потому что это было выгодно для его борьбы с нашими союзниками» [3].

Подобная точка зрения преобладала среди военных, активно распространяясь в прессе, о чём также свидетельствовал и В. Д. Бонч-Бруевич, ссылаясь на бумаги одного задержанного большевиками «белого» офицера поручика Масленникова: «В письмах рассказывалось о разложении армии, о бегстве солдат из окопов и высказывались предположения, что всё это дело рук немецких шпионов и Вильгельма, которым продались русские люди, называемые большевиками, среди которых много евреев. Одним словом, в этих письмах высказывались те крайние, распространённые в то время обвинения большевиков, которыми полны были тогда много месяцев буржуазные газеты, в миллионных экземплярах распространявшиеся всюду» [4].

В связи с этим, несколько странным выглядит появление в издававшейся в Омске газете «Сибирский вестник» № 43 от 12 октября 1918 г. (11 ноября 1918 г. в Компьенскому лесу было подписано перемирие) без комментариев публикации под названием «Объяснения германского канцлера». В ней приводились заявления канцлера Германии Максимилиана Баденского и заместителя военного министра Германии Риссберга. Причём газета являлась на тот момент официальным печатным органом Временного Всероссийского Правительства (Директории), её выписка была обязательна для всех губернских (областных), уездных (окружных) и участковых правительственных учреждений, должностных лиц и всех самоуправлений.

Суть послания заключается в том, что Баденский и Риссберг объясняют сложившуюся ситуацию на фронте, как выгодную для Германии, а все заверения союзников о её тяжелом положении подаются как вражеская пропаганда. «Хотя положение сегодня тяжелое, нет оснований отчаиваться, мы стойко перенесли худшие случаи, например, Брусиловское наступление, неблагоприятные результаты на итальянском фронте, и, наконец, объявление войны Румынией. Мы не лишены нашей стойкости, мы доказали на что способна твёрдая воля, когда добились мира с Россией. Большая часть нашей  восточной армии уже на западном фронте. В войске боевой дух, как в старые дни. Упорные попытки неприятеля прорвать наш фронт в будущем потерпят крушение» [5].

Далее приводится точка зрения Германия о том, кто несёт ответственность за развязывание войны. «Мы не имели никаких захватнических умыслов, напротив, мировая война была приготовлена уже Эдуардом VII. О завоевательной политике Франции свидетельствует обширная литература, которая всегда указывала на возможность войны с Германией. Русский панславизм хотел вытеснить Австрию с Балкан» [6].

Затем канцлер заявляет и о военных преступлениях со стороны держав Антанты. «Противники говорят без конца про насилие Германии над жителями Бельгии, но обходят молча насилие Англии и Франции над Грецией и лишение трона Греческого короля; твердят, что отстаивают малые притеснённые народы, но столетние страдания ирландцев не находят сочувствие даже в Америке» [7].

Заканчивается заявление словами о готовности отражать и следующие атаки, уверенность в переломе в войне. «Мы не боимся американских войск – справимся и с ними. Серьезным для нас был вопрос о танках, теперь же мы хорошо вооружены против них. Танки ныне играют скорее роль в смысле воздействия морального, чем материального. К неприятельским военным сообщениям следует относиться весьма критически, т.к. они умышленно преувеличены. Не взирая на материальные большие потери, мы всем хорошо снабжены. Войска наши геройски сражаются, пренебрегая жизнью, и доверяют своему командованию, которое с твёрдой верой ожидает будущих событий» [8].

Естественно, ни в коем случае нельзя говорить о том, что газета антибольшевистского правительства могла быть солидарна с приводимым мнением. Но на тот момент следовало донести до обывателей мысль о необходимости помощи со стороны союзников. Важно, было продемонстрировать, что Германия якобы спонсировавшая большевиков всё ещё сильна, поэтому сейчас не время рассуждать о том следует ли допускать державы Антанты во внутренние дела России и не скажется ли это на государственном суверенитете.

В самом «Сибирском вестнике», начиная с сентября 1918 г. постоянно выходила рубрика «Печать и союзники», где делался подробный обзор мнений о политике союзных держав по отношению к России, появляющихся на страницах антибольшевистских изданий. Среди них очень часто можно было увидеть сомнения в бескорыстности Антанты, высказывались опасения, что после такой помощи существует серьёзный риск, что Россия превратиться из субъекта международного права в объект, поскольку ещё неизвестно, на каких условиях совершается вступление союзнических войск в Россию. «При всём доверии к доброжелательности союзников к России, мы должны знать, что даром ничего нигде не делается, а в политике тем более: платить за помощь придётся, но чем и как – вот вопрос?» [9].

Таким образом, публикация «Объяснения германского канцлера» должна была развеять все сомнения, показав, что враг в лице Германии всё ещё силен и готов сопротивляться. И, если кто и угрожал суверенитету антибольшевистской России, в последнюю очередь, это страны Антанты. Данная публикация, на наш взгляд, подчёркивала, что пока будут преобладать сомнения, Германия вновь может окрепнуть, и уже не действовать столь тактично, как державы Антанты. А тогда, все успехи России в Первой мировой войне оказались бы напрасными. Это был уникальный случай, когда именно с такой благостной целью, и один единственный раз «Сибирский вестник» стал «рупором» правительства Германии.



[1] Печать и союзники // Сибирский вестник. (Омск). 1918.  18 сентября. С. 5.

[2] Печать и союзники // Сибирский вестник. (Омск). 1918. 19 сентября. С. 3.

[3] Бурцев В. Л. Проклятие вам, большевики! Открытое письмо большевикам. Стокгольм, 1918. С. 6.

[4] Бонч-Бруевич В. Д. Страшное в революции. Матросы и правосознание // Русская жизнь. 2007. № 14. С. 19.

[5] Объяснения германского канцлера // Сибирский вестник. (Омск). 1918. 12 октября. С. 2.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9]Печать и союзники // Сибирский вестник (Омск). 1918. 19 сентября. С. 3.

 

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны