М.М. Стельмак,

г. Омск, Исторический архив Омской области

 

ОСВЕЩЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕХОСЛОВАЦКОГО КОРПУСА В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В КОНЦЕ 1919 Г. (ПО МАТЕРИАЛАМ «НАШЕЙ ГАЗЕТЫ»)

 

14 ноября 1919 г. части 5-й армии М.Н. Тухачевского заняли столицу колчаковской России – Омск. Правительственные учреждения и министерства было решено эвакуировать в Иркутск. По воспоминаниям современников тех событий, Иркутск с самого начала гораздо лучше подходил на роль столицы антибольшевистской России. Такие идеи стали появляться впервые задолго до падения Омска. Об этом писал в своём дневнике 14 июля 1919 г. А.П. Будберг, главный начальник снабжения при Верховном главнокомандующем, позднее военный министр Российского правительства адмирала А.В. Колчака: «Раз Урал потерян, место центральной власти не Омск, а Иркутск, на границе восточной и западной Сибири, подальше от фронтовых переживаний» [2, с. 175]. Более того, будь столица Белой России в Иркутске с самого начала, у оппозиции не было бы никаких шансов повлиять на исход войны: «Печальная развязка, наступившая в конце 1919 года, только подтвердила справедливость того мнения, что слишком затяжное пребывание правительства адмирала А.В. Колчака в Омске привело последнее к катастрофическому концу, ибо, если бы значительно заблаговременно оно передвинулось бы в Иркутск, то там не было бы допущено образования так называемого «Политического Центра», погубившего все движение в Сибири и нанёсшего адмиралу А.В. Колчаку прямой удар в спину» [6, с. 213].

За ними последовали и редакции многих омских газет. Среди них – «Наша газета» – один из официальных печатных органов Российского правительства адмирала А.В. Колчака. Газета просуществовала на новом месте всего один месяц. Её первый номер вышел 27 ноября 1919 г., последний 28 декабря 1919 г. Несмотря на непродолжительный период существования в ней были опубликованы достаточно острые политические материалы, в том числе и агитационного характера. Цель подобных публикаций заключалась не только в поднятие боевого духа, но и в попытке наверстать упущенное, так как, до середины 1919 г. агитации не уделялось должного внимания. «В полной мере информационно-агитационная работа развернулась уже в период отступления Белой армии. Уже по одной этой причине эффект от неё не мог быть полным» [8, с. 116]. Задачей пропаганды являлось освещать деятельность не только противников – большевиков и сочувствующих им, но и иностранных союзников.

Задачей данной работы является рассмотреть образ иностранных союзников белого движения – чехословацких солдат на страницах официальной правительственной газеты в заключительный период существования в Иркутске Российского правительства адмирала А.В. Колчака. В отличие от остальных союзников (если не считать сербов) чехи виделись, прежде всего, братьями, которые вместе бескорыстно борются против общего врага. «К чехам относились сначала не как к иностранцам, а как к «братьям» -славянам» [4, с. 572]. Действие чехов представлялись бескорыстной помощью за оказание приюта в России, готового и дальше, в отличие от «предателей-большевиков» сражаться с Германией и Австро-Венгрией.

В № 1 от 27 ноября 1919 г. в рубрике «Последние известия» выходят две небольшие заметки «Общественность и Гайда», и «Жертвам авантюры». Позже, в № 4 от 30 ноября 1919 г. появляется статья «Генерал Хорват о мятеже Гайды». Речь идёт о неудавшимся антиколчаковском проэсеровском мятеже чешского генерала Р. Гайды, состоявшемся 17 ноября 1919 г. во Владивостоке и поддержанному частью рабочих. В публикациях приводятся различные мнения о выступлении. Как позже описывал эти события генерал К.В. Сахаров: «Гайда, этот герой темных интриг, живший во Владивостоке в отдельном вагоне, под особым покровительством некоторых «союзных» миссий и чешских политиканов – сформировал штаб, собрал банды чехов и русской голытьбы, главным образом портовых рабочих и поднял бунт, открытое вооружённое восстание» [9, с. 92]. Далее он указывает, что устремления Гайды были поддержаны чехословацким корпусом. «Чешский штаб снабжал заговорщиков оружием и снаряжением» [9, с. 92].

Но тон в официальной прессе, вышедший вскоре после окончания мятежа был совершенно иного рода. События освещались сдержаннее, и главное, нигде, ни в коем случае вина не возлагалась на чехословацкий корпус. Конечно, и в то время действия Гайды вызвали негодования. Как цитирует «Наша газета» генерала Д.Л. Хорвата: «Я держусь прежних взглядов и считаю необходимым поддерживать существующее правительство, так как наша Родина гибнет. Сибири и русскому делу нанесён жестокий удар» [3, с. 2]. Однако это выступление ассоциировалось исключительно с одиозной личностью политического авантюриста Гайды. В заявлениях не упоминалась ни национальность организатора восстания, ни его сторонников. «Общественность из Харбина, Хабаровска и Благовещенска сообщают о негодовании местных общественных кругов по поводу мятежа Гайды и кучки его сторонников» [5, с. 2].

И в последующих публикациях можно видеть лишь положительное освещение деятельности чехословаков. К их мнению ещё прислушиваются, не возникает сомнений в их демократических взглядах и верности белому движению. Такое отношение пролеживается в статье «Чехи о Думской резолюции» от 30 ноября 1919 г., где анализируется публикации в «Чешском дневнике». В издании даётся характеристика резолюции городской думы по вопросу об отношении её к правительству и коалиции. Этот вопрос был отвергнут Думой. Взамен был потребован социалистический состав. Такое предложение не встретило поддержки у чехов. «Газета находит, что уместнее было бы говорить не о социалистическом, а о демократическом правительстве, так как такое правительство выражало бы мнение более широких кругов общества» [11, с. 3]. Проявляется недовольство невнятным отношением к красным. «Наконец Дневник отмечает, что в резолюции, к сожалению, ничего не сказано о большевиках – как к ним относится Дума» [11, с. 3]. И у «Нашей газеты» не возникает возражений. «Мнение чехословацкой газеты тем ценнее, что в демократизме чехословацкой газеты сомнений быть не может» [11, с. 3]. Прямое вмешательство чехословаков в политическую жизнь страны напрямую поддерживается. Они предстают как опытные политические деятели, чьи помыслы не могут вызвать никаких сомнений.

В соответствующей манере выдержана и последняя публикация – «Чехи» от 16 декабря 1919 г. Сначала резкой критике подвергается русский псевдопатриотизм, которому ставится в вину неудачи белого движения. Этому противопоставляется дух чехов. «Совершенно иначе выражается это чувство у чехов, которые вместе с сербами являются величайшими патриотами в славянстве» [10, с. 2]. Далее речь идёт об отчислениях жалования чешскими солдатами в специальный фонд. Цель создания – снять бремя расходов с бюджета молодого чехословацкого государства по обеспеченью увечных воинов и убитых в Сибири бойцов. Автор пытается пристыдить участников белого движения, думающих лишь о своей выгоде, забывая о будущем отечества. Отмечается, что фонд имел далеко идущие цели, а именно – создание «Банка чехословацких легионеров», который будет заниматься покупкой сырья в России для отправки в Чехословакию. «Здесь так тепло переплетается преданность чеха родине с другой его национальной чертой – бережливостью и приобретательством, что трудно сказать, что преобладает» [10, с. 2].

Хотя газета и отмечает, что имеются и сугубо экономические интересы, но без нарушения закона и ущемления прав какой-либо из сторон. «Во всяком случае, это не только высокий жертвенный подвиг самозабвения, но и не крикливое пустозвонство, а патриотическая деятельность на пользу родине и своим интересам. Это не только здоровый патриотизм, но и ещё более здоровый социализм» [10, с. 2]. Здесь продолжается мысль предыдущей статьи «Чехи о Думской резолюции». Теперь солдаты чехословацкого корпуса могут не только давать политические советы, но и служить примером в экономической деятельности.

В «Нашей газете» легионеры чехословацкого корпуса преподносились как верные союзники белого движения, которых трудно воспринимать как иностранцев. Они предстают в виде братьев славян, не имеющих никакого отношения к мятежам и восстаниям в тылу, готовых идти до победного конца. Нет ни одного намёка на сомнение в их верности. Более того, у них не только можно поучиться получению экономической выгоды, но и прислушаться к их мнению по поводу государственных резолюций. Представление чехов в таком виде связано ещё и с тем, что они хоть и не были единственной военной силой, которая может разбить большевиков, как в середине 1918 г., но всё ещё сохраняли ведущие позиции в белом движении. Под их контролем всё ещё находилась значительная часть Транссиба. И правительству приходилось считаться с этим.

Несмотря на недовольство чехами в высших органах власти, прессе приходилось не замечать обострение отношений, рисуя идеалистическую картину. Ведь ещё задолго до выхода в печать последней статьи, 13 ноября 1919 г. чехами был выпущен меморандум, который был опубликован в «Чехословацком дневнике», и вручен представителям союзных держав без уведомления членов Правительства. В меморандуме Правительству Колчака ставилось в вину то, что «чехословацкими штыками» проводятся репрессии против мирного населения. Далее поясняется, что раз дело обстоит, таким образом, чехословацкий корпус не может находиться в России, считает эвакуацию единственным выходом, иначе их присутствие будет выглядеть как поддержка карательных акций. Появление меморандума не нашло отражения на страницах «Нашей газеты». Хотя, если судить по мемуарам, он широко обсуждался в политических кругах. «Возмущению русских патриотов не было пределов. Поступок был слишком груб и слишком явно было в нём то, что чешские представители просто искали оправдания для своего бегства из Сибири и уклонения от поддержки невинных ни в каких политических грехах офицеров и солдат фронта и что они в то же время, хорошо осведомлённые о широте заговора против власти (чешская контрразведка была лучше правительственной), искали сближения с левыми» [4, с. 517].

Гнев шёл из самых высших эшелонов власти. «Совет министров при всём своём миролюбии был возмущён «братским» поведением чехов. Адмирал А. В. Колчак был взбешён, и не без оснований» [4, с. 520]. Но мнение правительства, ни в коем случае нельзя было подвергать огласке. Для неё это было чересчур рискованно, тем более, когда от Красноярска до Иркутска растянулись чехословацкие эшелоны. «Действовать с оглядкой на присутствовавших в Сибири чехов приходилось не только большевикам и умеренным социалистам, но и правительству Колчака. Чехословаки, охранявшие по поручению союзников Транссибирскую железнодорожную магистраль, не только обладали существенно военной силой, но и, по сути, контролировали функционально важную для восточного региона транспортную артерию» [1].

На наш взгляд, является вполне очевидным, что целью публикаций такого рода на страницах «Нашей газеты» являлось стремление колчаковского правительства показать населению, что у белого движения имеется честный, бескорыстный верный союзник в лице чехословацкого корпуса, готовый оставаться в России до победного конца. С другой стороны, имелась вторая и не менее важная цель: необходимо было успокоить и чешских легионеров, чтобы оскорбительных тон заявлений со стороны официальных кругов не заставил их сблизиться с противниками белого движения.

 

Список использованной литературы

1. Берсенева И.В. Иркутское восстание конца 1919 – начала 1920 гг. [Электронный ресурс] // И.В. Берсенев – URL: http://scepsis.net/library/id_1863.htmlgaoo_ftnref42 (дата обращения: 19.01.2014).

2. Будберг А.П. Дневник белогвардейца. / А.П. Будберг. – М., 2001. – 336 с.

3. Генерал Хорват о мятеже Гайды // Наша газета (Иркутск). – 1919. – 30 ноября.

4. Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории 1918–1920: впечатления и мысли члена Омского правительства / Г.К. Гинс. – М. : Крафт+, 2007. – 704 с.

5. Жертвам авантюры // Наша газета (Иркутск). – 1919. – 27 ноября.

6. Клерже Г.И. Революция и Гражданская война. Личные воспоминания / Г.И. Клерже. – Новосибирск: ГПНТБ СО РАН, 2012. – 544 с.

7. Общественность и Гайда // Наша газета (Иркутск). – 1919. – 27 ноября.

8. Рынков В.М. Антибольшевистские политические режимы и общество: взаимодействие на информационном пространстве восточных регионов России / В.М. Рынков // Контрреволюция на Востоке России в период Гражданской войны (1918-1919гг.) Сборник научных статей. – Новосибирск, 2009. С. 105-125.

9. Сахаров К.В. Чешские легионеры в Сибири (чешское предательство) / К.В. Сахаров. – Берлин, 1930. – 136 с.

10. Чехи // Наша газета (Иркутск). – 1919. – 16 декабря.

11. Чехи о Думской резолюции // Наша газета (Иркутск). – 1919. – 30 ноября.

 

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны