Д.И. Петин

г. Омск, Исторический архив Омской области



НЕРЕАЛИЗОВАННАЯ ДЕНЕЖНАЯ ЭМИССИЯ
АКМОЛИНСКОГО УЕЗДНОГО РЕВКОМА (ПО ДОКУМЕНТАМ ИСТОРИЧЕСКОГО АРХИВА ОМСКОЙ ОБЛАСТИ)

 

Привлекающим внимание аспектом социально-экономической жизни Северного Казахстана в период восстановления советской власти в 1919-1920 гг. является денежное обращение. И особый интерес здесь представляет эпизод, связанный с Акмолинским уездом. В административно-территориальном отношении Акмолинский уезд до 1921 г. входил в состав Омской губернии, подчинённой Сибирскому революционному комитету, и до момента передачи Киргизской АССР относился к Сибири [1, с. 22]. Финансо-экономические вопросы в уезде курировал финансовый отдел Акмолинского уездного революционного комитета, подчинённый, в свою очередь, Омскому губернскому финансовому отделу [2, л. 66].

Одним из спорных вопросов истории денежного обращения в Северном Казахстане в период восстановления советской власти в 1919-1920 гг. стали краткосрочные обязательства Государственного казначейства правительства Колчака (т.н. «сибирские» или «омские» деньги) номиналами 250, 500 и 1000 руб. с директивной надпечаткой Акмолинского уездного ревкома на советской орфографии. Специалистам по бонистике известны два типа такого рода надпечаток. Первый тип – на реверсе в прямоугольной рамке сделана типографская надпись в четыре строки: «По постановлению ревкома / имеет хождение в пределах Акмолинской области / НАРАВНЕ С ДЕНЕЖНЫМИ ЗНАКАМИ Р.С.Ф.С.Р. / по номинальной стоимости». Цвет надпечатки – красный. Второй тип – в левой части аверса штампом, приложенным вручную, сделана надпись без рамки в четыре строки: «По постановлению ревкома имеет хождение / в пределах Акмолинской области НАРАВНЕ / С ДЕНЕЖНЫМИ ЗНАКАМИ Р.С.Ф.С.Р. / по номинальной стоимости». Цвет надпечатки – сине-фиолетовый.

Историография этого вопроса скудна. Обязательства с акмолинской надпечаткой в 1953 г. впервые были упомянуты в каталоге по бонистике, составленном Н.И. Кардаковым [3, с. 223]. Представитель советской историографии В.В. Глобенко, не найдя документального подтверждения факта штемпелевания «сибирских» денег Акмолинским уездным ревкомом, выдвинул предположение, что указанные денежные знаки, скорее всего, являются коллекционными фальсификатами, сфабрикованными белоэмигрантами [4, с. 134-135]. В современной историографии об акмолинской советской директивной надпечатке на краткосрочных обязательствах правительства Колчака писали А.А. Жуков и В.П. Малышев. В их работах указано, в частности, что выпуск «сибирских» денег, штемпелёванных Акмолинским уездным ревкомом, производился «с согласия Сибревкома», но, при этом авторы не приводят ссылки на какой-либо источник [5, с. 100; 6, с. 103].

В фонде Р–26 «Омский губернский ревком» Исторического архива Омской области нами был выявлен ряд делопроизводственных источников, касающихся социально-экономической истории Акмолинского уезда. Это заверенные и незаверенные машинописные копии приказов и протоколов заседаний Акмолинского уездного ревкома, переписка с Омским губернским ревкомом по финансовым вопросам. Отдельные из этих документов были созданы чуть раньше, чем те, на которые опирается В. В. Глобенко. Благодаря обнаружению и изучению указанных документов были детализированы некоторые обстоятельства появления директивной надпечатки Акмолинского уездного ревкома на краткосрочных обязательств Государственного казначейства правительства Колчака.

Акмолинск был занят частями Красной Армии 25 ноября 1919 г. Для руководства жизнью города и прилегающего к нему уезда 2 декабря 1919 г. был создан советский чрезвычайный орган – Акмолинский уездный ревком. Одной из первых проблем, с которыми столкнулись революционные власти, стали финансы и денежное обращение. С установлением в уезде советских порядков обязательному приёму в платежи подлежали денежные знаки, обращавшиеся в большевистской России. Это купюры дореволюционных образцов («романовские», «думские», «керенки»), кредитные билеты образца 1918 г., «совзнаки», а также облигации аннулированных ценных бумаг и купоны к ним [4, с. 64]. Но указанные платёжные средства не имелись в распоряжении Акмолинского уездного ревкома в количестве, достаточном для поддержания нормальной жизни.

Непростым и болезненным вопросом стала и дальнейшая судьба денежных знаков правительства Колчака, которые за период антибольшевистской власти унифицировали денежное обращение на всём востоке России. Аннулирование «сибирских» денег, официально идущее с сентября 1919 г. по линии Народного комиссариата финансов РСФСР и Финансового управления при Сибревкоме, было в ряде случаев явлением неожиданным. Высылка подкрепления советскими деньгами на места была значительно затруднена ситуацией на транспорте. Поэтому спешная отмена «сибирок» при отсутствии подкрепления советскими денежными знаками, провоцировала острую нехватку денег в обращении, что тотчас же весьма болезненно отражалось на социально-экономической сфере. Местные революционные власти для выхода из сложившегося положения были вынуждены искать пути решения резко возникавшей проблемы «денежного дефицита». Опыт Акмолинского уезда, на наш взгляд, является ярким примером всей остроты финансово-экономической ситуации в советской Сибири на рубеже 1919-1920 гг.

Из протокола № 4 заседания Акмолинского уездного ревкома, состоявшегося 12 декабря 1919 г. видно, что его члены, заслушав вопрос о колчаковских деньгах, постановили: «всем учреждениям и населению города Акмолинска и уезда вносить как советские, так и сибирские деньги в Акмолинское казначейство на текущие счета и сберкнижки…». Выдачу денег из казначейства предписывалось производить по исключительной надобности и по специальному указанию властей. Подобная мера была призвана, хотя бы частично, контролировать имевшуюся в уезде денежную наличность. Кроме того, на заседании было принято решение «ходатайствовать перед Сибревкомом о скорейшей высылке советских денег для восстановления жизни» [7, л. 118-119]. На следующий день в Омский губернский ревком была направлена телеграмма, в которой наряду с просьбой о высылке денежного подкрепления, Акмолинский уездный ревком запрашивал инструкцию по руководству денежным обращением при дальнейшем занятии местностей. В частности, ключевой вопрос сводился к тому аннулировать ли «сибирские» деньги сразу или ждать получения советских денег [8, с. 23].

16 декабря 1919 г. в Акмолинске и прилегающем уезде приказом ревкома были установлены твёрдые цены на продовольствие и товары первой необходимости. А спустя три дня, 19 декабря 1919 г., для руководства финансовой сферой в уезде в составе местного ревкома был образован Акмолинский уездный финансовый отдел [9, л. 71об.]. В тот же день из Омска пришло телеграфное сообщение о полной аннуляции «сибирских» денег на территории губернии. В связи с этим, решение Акмолинского уездного ревкома о взносе колчаковских денег в сберкассы было признано противоречащим приказу Реввоенсовета армии и Омского губернского ревкома от 22 ноября 1919 г. об отмене хождения «сибирских» денег. Таким образом, практичное действие акмолинских властей в видении губернского центра являлось противозаконным [7, л. 12об.].

Однако острый дефицит наличных денег в обращении, вызванный аннулированием денежных знаков правительства Колчака, стал колоссальным тормозом в работе советских учреждений и жизни уезда в целом [8, л. 23]. Из протокола № 7 заседания Акмолинского уездного ревкома 23 декабря 1919 г. мы видим, что заведующий уездным финансовым отделом Малышев настоятельно просил о скорейшем получении денег. Он настоятельно апеллировал к тому, что «дальнейшее такое пребывание приведет к печальным последствиям». На заседании было решено «ходатайствовать перед Сибревкомом об отпуске в спешном порядке 40 млн. руб. В случае невозможности выслать деньги разрешить хождение сибирских денег, находящихся на вкладах в Акмолинском казначействе на сумму до 15 млн. руб., которые будут выпущены с печатью ревкома. Просить Сибревком уведомить есть ли какое-либо распоряжение из Центра об аннулировании или обмене “сибирских” денег и до какой суммы» [7, л. 132].

Уже сама идея использования денег политического противника в качестве основы для локальной бонной эмиссии (да к тому же без официальной санкции вышестоящей власти) наглядно свидетельствует о тяжести финансово-экономической ситуации, сложившейся в Акмолинском уезде в декабре 1919 г. Однако с точностью проследить осуществление эмиссии «сибирских» денег, штемпелёванных Акмолинским ревкомом, нам не удалось, поскольку не было обнаружено каких-либо документов, подтверждающих данный факт хотя бы косвенно. Изучение обширного корпуса исторических источников на предмет подтверждения факта эмиссии Акмолинским уездным ревкомом штемпелёванных колчаковских краткосрочных обязательств не дало никаких положительных результатов.

Известно лишь, что в конце декабря 1919 г. Акмолинский уездный ревком получил из Омска повторное извещение об аннулировании белогвардейских денежных знаков и советское денежное подкрепление на сумму в 2 млн. руб. [8, л. 18]. Сумма, присланная Омском, для нужд Акмолинского уезда являлась, безусловно, относительно небольшой, но в некоторой степени она, очевидно, всё же смогла в критический момент стабилизировать обстановку, и не допустить начала локальной эмиссии.

Из протокола № 8 заседания Акмолинского уездного ревкома 26 декабря 1919 г. видно, что было заслушано постановление Сибревкома об аннулировании колчаковских денег и выдаче трудящимся пособий в размере 1200 руб. Об этом было решено информировать население [7, л. 15об.].

Тем не менее, ситуация со снабжением местного населения продовольствием оставалась тяжёлой. В конце января 1920 г. беднейшему населению, лазаретам при ревкоме и советским служащим продукты стали выдавать в кредит. Беднейшему населению выдача продуктов после тщательного обследования производилась из городского продовольственного отдела в счёт пенсий и пайка [7, л. 124-124об., 132].

Что касается обращения колчаковских денежных знаков, то упомянутый в работе В. В. Глобенко приказ Акмолинского уездного ревкома № 5 о преследовании лиц, скупающих отменённые «сибирские» деньги, датированный 15 марта 1920 г. [4, л. 62], явно свидетельствует о том, что хождение данных денежных знаков в уезде на момент выпуска приказа было уже полностью прекращено.

Но на основании обнаруженных нами документов, находящихся на хранении в Историческом архиве Омской области можно сделать вывод, что мнение В. В. Глобенко о фальсификации является явно ошибочным. Кроме того, с определённой долей вероятности, можно предположить, что эмиссия так и осталась не осуществлённой, а известные исследователям бонистики денежные знаки с директивной надпечаткой Акмолинского уездного ревкома являются заготовленными заранее невыпущенными либо пробными экземплярами. Этим, в нашем понимании, и объясняются два вида надпечаток, известных бонистам, а также относительно нечастая встречаемость этих денежных знаков в коллекциях.

На начальном этапе своей организации органы административного и финансового управления на территориях, подчиненных Сибревкому в силу отсутствия почтово-телеграфного сообщения (а значит – и распорядительных документов) в управлении хозяйственно-экономической сферой, зачастую, были предоставлены сами себе. Потому у финотделов, как правило, не было возможности соблюдать установленные правила и предписания. Используя чрезвычайность своих полномочий, губернские и уездные ревкомы вынужденно могли допускать определённые отклонения от указаний, спускаемых свыше. Политика революционных властей в Сибири, проводилась в ряде случаев «по наитию», исходя сугубо из практичности, и с учётом местных условий [10, с. 5]. На наш взгляд, каверзная история с советскими директивными надпечатками Акмолинского уездного ревкома на колчаковских обязательствах является дополнительным аргументом для данного тезиса.

 

Список литературы:

 

[1] Альбицкий П. Как проводилась финансовая политика в Сибири // Известия НКФ. 1921. №5–10.

[2] Исторический архив Омской области (ГИАОО). Ф. Р–238. Оп. 1. Д. 2.

[3] Кардаков Н.И. Каталог денежных знаков России и Балтийских стран 1769–1950 гг. Берлин, 1953.

[4] Бумажные деньги России, СССР и Казахстана (1769–1961) гг. / Составитель В.В. Глобенко. Акмола, 1992.

[5] Жуков А.А., Малышев В.П. Денежные эмиссии Средней Азии. Туркестанский край 1918-1923 гг. СПб, 2005.

[6] Малышев В.П. Денежные эмиссии региональных и местных правительств России 1917–1923. СПб, 2003.

[7] ГИАОО. Ф. Р–26. Оп. 1. Д. 205.

[8] ГИАОО. Ф. Р–26. Оп. 1. Д. 41.

[9] Российский государственный архив экономики. Ф. 7733. Оп. 1. Д. 5929.

[10] Провинциальные финотделы // Известия НКФ. 1920. № 18.

 

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны