М.М. Стельмак


ВОСПРИЯТИЕ ИНОСТРАННОГО ВОЕННОГО ПРИСУТСТВИЯ В РОССИИ В ОТРАЖЕНИИ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКОЙ ПРЕССЫ (ПО МАТЕРИАЛАМ РУБРИКИ «ПЕЧАТЬ И СОЮЗНИКИ» НА СТРАНИЦАХ ГАЗЕТЫ «СИБИРСКИЙ ВЕСТНИК»)


           

Статья посвящена исследованию проблемы взаимоотношений белого движения с иностранными союзниками. На основе материалов об интервенции, опубликованных в официальном органе печати Временного Сибирского правительства «Сибирский вестник» реконструируется отношение к военному присутствию иностранных сил на территории России.

Ключевые слова: Гражданская война в России, белое движение, Антанта, пресса, международные отношения.

 

      Участие иностранных государств в Гражданской войне в России тема, всегда привлекавшая внимание историков. В советской историографии стало традицией в негативном свете вести речь об иностранной военной интервенции, направленной на поддержку противников Советской власти [1].

В то же время, в эмиграции деятелями Белого движения были написаны мемуары, где участие Антанты также характеризовалось крайне отрицательно. Союзники обвинялись в нерешительности, преследовании своих корыстных интересов, выжидательной позиции. Столь однозначные характеристики давались с целью перенести ответственность за поражение в Гражданской войне [2]. Для историка важно рассмотреть то, какими были взаимоотношения антибольшевистского движения с союзниками в начале Гражданской войны в России. В этом отношении важны материалы официального органа печати Временного сибирского правительства - газеты «Сибирский вестник».

В российской историографии в последние два десятилетия возникает интерес к истории формирования образа иностранных союзников в различные периоды истории. К настоящему моменту уже имеется целый ряд исследований, посвящённых теме возникновения и развития представлений о союзниках [3], [4]. При этом вопрос формирования антибольшевистской прессой образа союзников в Сибири практически не изучен. Из работ, поднимающих данную проблематику, нужно отметить диссертацию П.В. Нестеренко, где автор выявил информационные возможности сибирской и дальневосточной прессы для изучения взаимоотношений Всероссийского правительства и стран-участниц союзной интервенции [5]. Тем не менее, процесс эволюции образа союзников на страницах антибольшевистской прессы  в ходе Гражданской войны в России еще не освещён должным образом.

1918 год ознаменовался началом военной интервенции в Россию. Согласно официальным заявлениям, опубликованным в антибольшевистской печати, союзные войска прибыли для оказания помощи в борьбе с общим врагом – большевизмом. После победы над ним России предстояло возобновить войну с Германией, прерванную Брестским миром, инициированным советским правительством.

Уже в январе-марте 1918 года румынские войска занимают Бессарабию. «Проехавший через всю Сибирь в начале 1918 года французский майор С. Пишон представил французскому послу в Китае обширный доклад, в котором не только доказывал необходимость интервенции, но и намечал пути для её осуществления» [6, с. 73]. Весной 1918 года на севере России, в районе Мурманска, а в августе и в Архангельске появляются англо-американские войска. Позднее зона действий интервентов расширилась.

Первая мировая война продолжалась до ноября 1918 года. Деятели белого движения считали, что у союзников имеются веские основания для оказания им помощи, поскольку требовалось восстановить Восточный фронт. Однако после победы над Германией поддержка приобрела иные черты. По мнению историка, участника антибольшевистского движения С.П. Мельгунова: «Судьба и в последний момент язвительно улыбнулась России: победа Антанты над Германией в создавшихся условиях обрекла Русскую державу на временное, по крайней мере, умирание» [7, с. 109] Действительно, возрождение общей с союзниками борьбы служило хорошим стимулом для помощи. Перемирие с Германией спутало все карты белому движению. Как отмечал член Всероссийского правительства Колчака Г.К. Гинс: «Поражение Германии оказалось роковым для дела борьбы с большевиками. С этого момента помощь приходила нерешительная, как будто исподтишка» [8, с. 261].

По публикациям в газетах можно проследить оценку правительственной печатью общих целей интервентов и антибольшевистского движения. «К лету 1918 года, когда у союзников уже намечался более или менее реальный план «интервенции», условия действительно благоприятствовали во многих отношениях Сибири. Но союзные власти к этому решению шли медленно и с колебаниями. Туго внедрялось в их сознание известное единство в данный момент немецко-большевистской проблемы, что уже достаточно отчётливо отливалось в представлении большинства русских политиков» [7, с. 111].

Но уже к осени 1918 года ситуация меняется. 5-6 апреля во Владивостоке высаживаются японские и английские части. Началась открытая военная интервенция на Дальнем Востоке. После выступления Чехословацкого корпуса (конец мая 1918 года) союзники стали действовать решительнее. Учитывая такую расстановку сил, антибольшевистские власти Сибири рассчитывали на то, что общественное мнение будет более благожелательным к такой помощи. Среди офицеров белой армии преобладало положительное отношение к иностранным войскам. «Я тогда всматривался в лица иностранцев – это было очень поучительно. Ведь все тогда, особенно мы, прапорщики первой мировой войны, очень долго и очень крепко держались за лозунг: «Верность союзникам!» Нам, неискушенным молодым людям того времени, Европа, все «европейское» казалось сияюще светлым, необычайно честным и непоколебимым в деле отстаивания культурных принципов» [9, с. 26].

Однако далеко не всегда от встреч с союзниками оставались хорошие воспоминания. «И вот в Омске мы вдруг увидели европейцев во всей их волчьей натуре. Мы долго не верили глазам своим, но убеждались в этом все больше. Нам становилось смешно, досадно на самих себя за то, что мы думали, что эти «союзнички» будут нас почему-то спасать, помогать нам... Почему они, собственно, должны были помогать нам, спасать нас, мы даже не задумывались» [9, с. 26].

В такой обстановке в газете «Сибирский вестник», официальном органе Временного сибирского правительства, появляется рубрика «Печать и союзники». Поскольку государственная власть была заинтересована в военной помощи иностранных союзников, правительственной газете следовало продемонстрировать читателю насколько остальные издания солидаризируются с правительством. Материалы рубрики демонстрируют, что вмешательству союзников не удалось избежать обсуждения в региональной прессе: «Сибирская печать оживлённо комментирует заявления наших союзников – Англии, Америки и Японии, обошедшие все газеты, и также факт вступления на русскую территорию войск наших друзей для восстановления нового фронта против Германии и большевиков» [10, с. 3]. В данной рубрике за время выхода «Сибирского вестника» сделан обзор публикаций 20 периодических изданий.

Целью данной работы является рассмотреть материалы об освещении присутствия союзников в России на материалах публикаций в газете «Сибирский вестник» – официального органа печати Временного Сибирского правительства, а с 23 сентября 1918 года – Временного Всероссийского правительства (Директории). За время существования, с 16 августа по 6 ноября 1918 года, в газете пять раз выходила рубрика «Печать и союзники», где приводились мнения, высказанные на страницах антибольшевистских сибирских газет об иностранной помощи. По наличию данной рубрики можно определить, что Временное Сибирское и Временное Всероссийское правительства отслеживали информацию, характеризующую иностранную интервенцию в России.

Впервые рубрика «Печать и союзники» появилась в № 26 от 19 сентября 1918 года. Начинается обзор с томского либерального печатного органа «Сибирская жизнь», где анализу подвергается военная помощь союзников. Статья начинается с анализа присутствия японских войск в Сибири. «То, о чём говорилось очень давно, едва ли не с ноября прошлого года – стало совершившимся фактом. Факт этот – участие японских сухопутных сил в мировой войне в большем масштабе, при нынешнем положении дел, следует рассматривать с двух точек зрения. Каково значение его для самой войны?». [11, с. 2].

Делается предположение, что в связи с тяжёлым положением Германии (а зачастую, представители антибольшевистского лагеря считали большевиков союзниками Германии), приход союзников ускорит развязку войны. Но, несмотря на восторг, рассматриваются и другие последствия таких отношений. Возникают опасения, что Россия станет не субъектом, а объектом международного права. Проявляется уважение к союзным державам, лишь присутствует небольшой скепсис. «Стране, пережившей тяжкие потрясения, переживающей их и теперь, стране без армии – приходиться работать бок о бок с величайшими военными государствами мира» [11, с. 2].

Газета «Сибирская жизнь» не делает пессимистичных выводов, оставляя это на будущее. «При всём доверии в доброжелательности союзников к России, мы должны знать, что даром ничего нигде не делается, а в политике тем более, платить за помощь придётся, но чем и как – вот вопрос?» [11, с. 2].

Следующая публикация начинается с обзора приветствий союзникам. «Газеты сходятся на том, что помощь союзников нужна, нужен и приход «варягов» на нашу землю, но настаивает на том, чтобы мы сумели достойно встретить дорогих гостей, чтобы у нас была прекращена Гражданская война, была создана единая сильная Всероссийская власть, с которой одной бы и имели дело наши союзники» [12, с. 3]. По пунктам расписываются заявления союзников. «Томский «Железнодорожник» перечисляет три положения, устанавливаются в декларациях союзников: 1) союзники не покушаются на нашу территорию; 2) они предоставляют нам самим возможность создать тот или иной политический режим, причём со стороны великих английской и американской демократий мы слышим сочувствие нашему стремлению к политической борьбе; 3) союзники намерены способствовать развитию у нас здоровой экономической жизни» [12, с. 3]. Томский «Железнодорожник» с осторожностью отмечает, что далеко не все политические заявления могут быть нерушимы при всех обстоятельствах. Но укоряют ещё не действия союзников, а нерешительную политику в вопросе единой власти. Газета считает, что для полноценных отношений с союзниками нужно приложить все усилия к тому, чтобы создать могущественную в нравственном и физическом отношении демократическую всероссийскую власть. Только при таких условиях придёт настоящая помощь. «Если всем мы будем крепки, - то декларации союзников останутся для нас ценными документами, которые для будущего историка станут знаменовать поворотный момент в истории нашей страны» [12, с. 3].

Новониколаевская правосоциалистическая газета «Народная Сибирь» придерживается аналогичного мнения, считая, что союзники восстановят взаимовыгодные, равные отношения, только если в стране установится единая власть. «Обстоятельства исторической необходимости сталкивают нас лицом к лицу с нашими союзниками, с людьми дела, а не разговоров, с людьми ясной и определённой политики. Они, несомненно, пожелают иметь дело не с отдельными правительствами, а с одним, Всероссийским. На их языке нет ни Сибири, ни Урала, а есть Россия, по отношению к которой они и намерены выявить свои планы и действия» [12, с. 3]. Только с установлением такой власти помощь от союзников придёт гораздо быстрее. «Демократическая Россия совершила бы большую и непростительную ошибку, если бы она не заключила теперь же определённого договора с союзниками, имеющими общего с ней врага, и не положила тем самым конец неопределённому стихийному и потому особенно опасному положению в деле оказания России союзнической помощи» [12, с. 3].

 Обзоры двух последних газет, представленных выше, появились на страницах «Сибирского вестника 24 сентября 1918 года, на следующий день после провозглашения Временного Всероссийского правительства в лице Директории. Поэтому газеты ставили своей целью показать, что лишь с единой властью удастся установить с союзниками равноправные отношения. Тем более, власть Директории в Омске многим продолжала казаться весьма шаткой, неспособной оказать сопротивление Советской России. «Однако вместо совместной борьбы с советским лагерем внутренние ресурсы Директории и всего антисоветского стана продолжали тратиться на междоусобицу» [13, с. 429]. Её влияние на Россию ставилась под сомнение. Как позже отмечал контр-адмирал М.И. Смирнов, управляющий морским министерством в Российском правительстве А.В. Колчака: «Между тем обстановка требовала энергичных действий. В омских общественных и офицерских кругах появились опасения за успех дела борьбы с большевиками при управлении страной директорией» [14, с. 34].

Томская беспартийная газета «Понедельник» негодует о задержках союзнической помощи, сожалеет о непонимании ими своих задач, впрочем, не придавая этому существенного значения. «Союзники пришли к нам с некоторым опозданием, неверно принятыми на себя обязательствами, всё же пришли. Причина всему этому отсутствие у нас в данное время и, по крайней мере, в ближайшем будущем необходимых сил, поэтому только в одних рядах с нашими союзниками возможно для нас борьба с Лениным и Гинденбургом, только при помощи английских, японских и американских капиталистов и специалистов по всем областям знания возможна работа по восстановлению расхищенного благосостояния государств» [15, с. 2].

Признаётся тот факт, что для оказания помощи антибольшевистскому движению интервенты предъявят ряд требований, которые, однако, не стоит расценивать это, как попытку ущемить права России. «Условия эти, несомненно, весьма существенны, но иного выхода для России нет. В международной политике даром ничто не делается – и если даже условия наших братьев по оружию и будут несколько обременительны, вина падает отнюдь не на них» [15, с. 2].

Леволиберальный бийский «Алтай» пытается найти виновников катастрофы, постигшей Россию. Тяжёло положение в стране, приход иностранных войск, как иностранных, так и союзных, возлагается на Временное правительство, большевиков («люди с двойными фамилиями»). «Государство с 180 миллионным населением, бывшее 3-м по численности в мире, теперь лежит во прахе, разодранное на клочки, и впервые за свою историю видит, как чужеземные полки сражаются за общую независимость» [16, с. 2].

Газета отмечает положительный настрой либеральных изданий. «Кадетские и здоровые буржуазные газеты умышленно или неумышленно настроены оптимистически  и, тоже не отрицая того, что союзная помощь, оказываемая России, в интересах и самих союзников вместе с тем, указывают, что вообще выступление стран согласия, участие их в мировой войне объясняется не империалистическими интересами, а иными, высшего порядка интересами – интересами свободы, права и справедливости» [16, с. 2].

Красноярская кадетская газета «Свободная Сибирь» обрушивается с критикой на левый лагерь. Возмущение вызывает высказывания о своекорыстных интересах стран Антанты. «Газета категорически протестует против развитых в статье положений, и находит, что державы Согласия далеки от захватнических и империалистических стремлений» [16, с. 2]. По их мнению это просто немыслимо, хотя бы потому, что война с Германией ещё не окончена, и она продолжает представлять угрозу не только для России, но и всего цивилизованного мира, существованию международного права. «Вот почему эти державы протягивают руку помощи таким слабым государствам, как Сербия, Бельгия, новому государству чехословаков и такому ослабевшему государству, как Россия» [16, с. 2]. Последней в этом выпуске приводится статья из «Голоса Момента» – енисейского умеренно-социалистического органа печати. По мнению «Сибирского вестника» она реальнее других приведённых в рубрике статей показывает положение дел. Появление союзников рассматривается как выгодное в будущем экономическое и военное сотрудничество. Но есть здесь и аспект, касающейся внутренней политики. «Несомненно также и то, что те вооружённые силы, которые придут в Сибирь, в сильной степени окажут влияние и на ход нашей внутренней политики, которое получит более определённый и устойчивый курс. Несмотря на 3-х месячное избавление от большевиков мы ещё по сиё время не успели установить твёрдой власти» [16, с. 2]. Газета обеспокоена отсутствием (на момент публикации) сильной власти в России. В союзниках видится выход из безнадёжного положения, когда помощь извне принесёт единую крепкую власть.

В последнем выпуске «Сибирского вестника» от 30 октября 1918 года речь идёт уже и о негативных последствиях союзного вмешательства. «Интервенция союзников большинством газет признаётся «совершенно необходимой в настоящих небывало трудных условиях жизни России, но в то же время это вмешательство является великой тяжестью для всякой независимости страны» [17, с. 3]. Однако отмечается, что по сравнению с прошлым годом, ситуация улучшилась. Челябинская «Власть Народа», доказывая честность стран Антанты, ссылается на обращения британского правительства к России, однозначно заявляя, что серьёзнейший документ, подтверждающий благородство таких стран как Англия и Франция. «И теперь, когда каждый день эшелоны союзных войск могут оказаться в Челябинске, мы решительно говорим демократии и рабочему классу – читайте это обращение, и вы поймёте, что русская демократия с безбоязненной радостью может встретить эти эшелоны иностранных войск» [17, с. 3].

Завершается обзор «Сибирью» – иркутским органом печати правых эсеров. В отличие от рассмотренных выше газет, «Сибирь» не отличается оптимизмом, опасаясь «что вмешательство союзников вместо помощи принесёт потерю нашей территории» [17, с. 3]. По мнению газеты, главная опасность в том, что антибольшевистские силы Сибири и Дальнего Востока сами приучают союзников смотреть на русских, как на низшую расу. Несмотря на помощь, оказанную Россией в Первую мировую войну, диалог на равных не предвидится. «Другими словами, мы настойчиво прививаем союзникам взгляд на русский народ, как неспособный самоуправляться» [17, с. 3]. Но и здесь можно увидеть, что поведение союзников диктуется не их установками в отношении России, а неспособностью политических сил антибольшевистского лагеря установить взаимовыгодное партнёрство.

Практически все газеты в Омске придерживались подобного подхода в освещении интервенции. «Заря» (на тот момент печатный орган объединенной социалистической мысли) отмечала дружественный настрой в отношении Временного Всероссийского правительства, комментируя телеграмму, полученную из Токио. Особенно подчёркивается, что население Японии не видит получения какой-либо выгоды для себя. «Сибирская интервенция мало популярна в широких массах, хотя приветствуется свержение большевиков и восстановление порядка, но массы не понимают, что выиграет от этого Япония» [18, с. 2]. Эсеровская газета «Дело Сибири» выражает опасения, смогут ли союзники устоять на Западном фронте, полагая, что их с Россией по-прежнему связывают общие враги – большевики и Германия, а значит не нужно опасаться их проникновения в Сибирь и Дальний Восток. Впрочем, не обходится и без опасений. Газета предполагает, что в будущем, в случае победы, на мирных переговорах союзники станут отстаивать наиболее близкие им интересы. В связи с чем поднимает вопрос о необходимости опоры на свои силы, дабы не попасть в ловушку: «Это обязывает к максимуму напряжения собственных сил в целях восстановления единства и мощи России, - верного залога, что судьба её, помимо её не решится» [19, с. 2].

К осени 1918 года перед антибольшевистским лагерем встаёт серьёзный вопрос – об отношении к союзническому вмешательству. С одной стороны требовалась поддержка извне, не на словах, но и на деле в виду того, что практически все военные заводы находились на территории Советской России. После победы над большевиками предполагалось возобновить войну с Германией и союзническая помощь виделась в качестве продолжения политики Первой мировой войны. Но теперь речь шла не только о военных поставках, но и о наличии на территории России иностранных войск.

Эти вопросы не переставали сходить со страниц антибольшевистских периодических изданий, поскольку требовалось показать населению, что ждёт Россию в случае вмешательства в её внутренний конфликт иностранных государств, пусть и дружеских. Возникла необходимость объяснить, что интервенция является лишь помощью в борьбе с общим врагом – большевиками и Центральными державами. Поэтому следовало успокоить население, дав понять, что Антанта и её союзники не претендует на получение территорий, не имеют посягательств на суверенитет России. Но с другой стороны в газетах рассматривались подобные альтернативы, но лишь в том случае, если силы внутри антибольшевистского лагеря не смогут объединиться и предстанут перед союзниками в разрозненном виде, что естественно не встретит уважения. В связи с этим на страницах периодической печати и возникает образ иностранных союзников как в целом бескорыстных друзей, однако, не терпящих слабость и неспособность антибольшевистских сил договориться.

 

Библиографический список

1.                                        Поляков Ю.А. Антисоветская интервенция и её крах. 1917–1922 / Ю. А. Поляков В.А. Шишкин, Ю.В. Мухачев. – М.: Политиздат, 1987. – 208 с.

2.                                        Сахаров К.В. Чешские легионеры в Сибири (чешское предательство) / К.В. Сахаров. – Берлин, 1930. – 136 с.

3.                                        Колдомасов И.П. Образ союзников по антигитлеровской коалиции в представлениях советского общества в 1941–1945 гг.: автореф. дис. … канд. ист. наук / И.П. Колдомасов. – Екатеринбург, 2000. – 25 с.

4.                                        Сергеев Е.Ю. Образ Запада в представлениях военной элиты России, 1900-1914 гг. : автореф. дис. … док. ист. наук / Е.Ю. Сергеев. – Москва, 2001. – 34 с.

5.                                        Нестеренко П.В. Сибирская периодическая печать о взаимоотношениях правительства А.В. Колчака с союзниками: источниковедческий аспект: автореф. дис. … канд. ист. наук / И.В. Нестеренко. – Томск, 2000. – 30 с.

6.                                        Гудошников М.А. Очерки по истории Гражданской войны в Сибири / М.А. Гудошниоков. – Иркутск, 1959. – 128 с.

7.                                        Мельгунов С.П. Трагедия адмирала Колчака: В 2 кн. Кн. 1. Части I, II / С.П. Мельгунов. – М.: Айрис-Пресс, 2004. – 576 с.

8.                                        Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории 1918–1920: впечатления и мысли члена Омского правительства / Г.К. Гинс. – М.: Крафт+, 2007. – 704 с.

9.                                        Иванов В.Н. Исход. Повествование о времени и о себе / В.Н. Иванов // Дальний восток. – 1994. – № 12. – С. 3–75.

10.                                    Печать и союзники // Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 25 сентября.

11.                                    Печать и союзники // Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 19 сентября.

12.                                    Печать и союзники // Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 27 сентября.

13.                                    Переверзев А.Я. Комуч. Директория. Колчак. Антисоветский лагерь в Гражданской войне на Востоке России в документальном изложении, портретах, лицах / А.Я. Переверзев. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2003. – 703 с.

14.                                    Смирнов М.И. Адмирал Колчак / М.И. Смирнов. – Париж, 1930. – 65 с.

15.                                    Печать и союзники // Сибирский вестник (Омск).– 1918. – 27 сентября.

16.                                    Печать и союзники // Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 1 октября.

17.                                    Печать и союзники // Сибирский вестник (Омск). – 1918. – 30 октября.

18.                                    Позиция Японии // Заря (Омск). – 1918. – 5 октября

Дневник печати // Дело Сибири (Омск). – 1918. – 19 сентября

 

 

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны