Н.С. ХРАПОВА

г. Омск, Исторический архив Омской области

 

ОМСКИЙ ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 

В начале XX века Омский военный госпиталь был крупнейшим медицинским учреждением не только Омска, но и всей Западной Сибири. Основанный еще в 1776 году для больных военнослужащих (в 1799 году он был ликвидирован, а 1 января (по ст. ст.) 1812 года вновь официально открыт), он являлся лечебным учреждением, предоставлявшим не только военным, но гражданской части населения города все виды медицинской помощи. В 1874 году состоялось освящение нового построенного здания Омского военного госпиталя.

Омский военный госпиталь на июль 1914 года был рассчитан на 355 мест. В нем было несколько отделений: приемный покой, хирургическое, венерическое, терапевтическое, женское и психиатрическое отделения. Госпиталь осуществлял лечение не только лиц военного ведомства, но и членов их семей, а также гражданских лиц. Главным врачом госпиталя был действительный статский советник Антон Антонович Пасальский. С наступлением военных действий постоянно увеличивалась численность военного гарнизона города Омска, лечебное учреждение было сразу расширено до 1190 мест, из них офицерских – 65 мест (в психиатрическом отделении – 5) и для нижних чинов – 1125 мест (в психиатрическом отделении – 25)[1]. Однако, впоследствии требовалось все большее и большее расширение. Уже в декабре 1914 года в госпитале находилось на излечении около полутора тысяч человек, а к сентябрю 1915 года занимаемые госпиталем помещения были «совершенно недостаточными», так как в них размещалось («крайне тесно и почти половина – на полу и в коридорах») уже 2600 человек[2].

К началу 1916 года из-за эпидемий среди гарнизона города Омска и военнопленных все отделения были переполнены и помещать вновь заболевших было совершенно некуда. Неудовлетворительное санитарное состояние: нескончаемый поток военнопленных и беженцев, примитивная система удаления нечистот, сильная загрязненность и др., – все это создавало благоприятную почву для распространения заразных болезней, приводило к высокому уровню заболеваемости и смертности населения.

Ведущие места по смертности занимали болезни органов дыхания, пищеварения, инфекционные. Об этом можно судить и по метрическим книгам церквей города Омска, в том числе  Богородице-Скорбященской церкви Омского военного госпиталя, в которых, независимо от вероисповедания, регистрировались актовые записи об умерших, в основном, от воспаления легких, кишечных инфекций, а позднее – от рожы, возвратного и сыпного тифа. Протоиереем Алексеем Серебренниковым ежедневно совершались обряды погребений военнослужащих и военнопленных.

Под отделения госпиталя требовались новые помещения. В Омске лазареты разместились в зданиях Общественного собрания, Войскового хозяйственного правления Сибирского казачьего войска, а также в зданиях ряда учебных заведений. Дополнительные помещения отводились Управлением по квартирному довольствию войск округа и приспосабливались под требования военно-лечебных заведений.

В четырех больших бараках Войскового хозяйственного правления Сибирского казачьего войска были размещены больные венерическими заболеваниями (преимущественно, больные сифилисом). Два этажа здания учебной команды 11-й артиллерийской бригады были отданы под инфекционное отделение (глазные, ушные). Здание бывшей дисциплинарной роты – под хирургическое отделение для военнопленных больных[3].

Большое отделение госпиталя расположилось в здании 6-го женского приходского училища по ул. Баронской (ныне – ул. Октябрьская)[4].

С 19 января до 15 мая 1916 года для отделения Омского военного госпиталя было отведено и приспособлено на 127 мест благоустроенное с просторными светлыми залами здание Омского общественного собрания[5].

В помещениях Коммерческого клуба разместилось отделение 175-го сводного эвакуационного госпиталя[6].

В отделениях госпиталя трудилось ежедневно не менее 20 сестер милосердия Российского общества Красного Креста. Попечительницей общины сестер милосердия в военное время была супруга помощника Войскового наказного атамана Сибирского казачьего войска генерал-майора Павла Яковлевича Ягодкина – София Артуровна.

Все отделения регулярно инспектировались как начальником Омского окружного военно-санитарного управления Родионовым, так и лично командующим войсками Омского военного округа генерал-лейтенантом                 Н.А. Сухомлиновым.

Так, в приказе войскам Омского военного округа № 31 от 16 января 1916 года после посещения двух отделений госпиталя (по ул. Баронской), указано: «Отделение, занимающее двухэтажное здание приходского училища, оказалось переполненным больными, особенно нижний этаж, между тем, как очень большая комната занята наваленными на полу мешками с собственными вещами больных. Двое больных оказались с длинными взлохмаченными волосами, причем на вопрос, почему они не острижены, получил ответ надзирателя отделения, что они не дались стричься; это указывает на отсутствие должной дисциплины в отделении. Сам надзиратель оказался нестриженными, небритым и грязно одетым, а в помещении служителей на столе рядом с приготовленным обедом оказалась прикрытая тарелкой миска с разными уже загнившими объедками, окурками и прочей дрянью. Стены палат местами с грязными пятнами и следами раздавленных клопов, что совершенно недопустимо. Столиков недостаточное количество, почему у некоторых больных хлеб и другие вещи хранятся открытыми под деревянными изголовьями топчанов. Ванны в отделении не оказалось ни одной. На дворе около крыльца валяются в беспорядке запасные кровати и тюфяки, а сам двор весьма грязно содержится; мусорная яма, по-видимому, давно не очищалась. В кухне у повара не было колпака на голове, а фартук имел довольно грязный вид. Щи оказались совершенно безвкусными с одной только капустой, порции мяса – 22 золотника (около 100 гр), хлеб удовлетворительный» [7].

Отделение в двухэтажном здании высшего начального училища оказалось менее переполненным и достаточно чистым. В этом отделении имелись две ванные, но 24 декабря 1915 года из-за порчи водопровода они не действовали. Проверяющими в столах у больных были обнаружены сухари и хлеб, купленный или принесенный посетителями, причем у одного больного оказались сухари в очень грязном мешке. Один больной также отказался от стрижки и тут же был острижен по приказанию Николая Александровича. Было также отмечено, что двор и этого отделения содержится очень грязно, у повара также не было на голове колпака и щи также оказались совершенно безвкусными[8].

При повторном осмотре 27 января 1916 г. данных отделений начальством отмечалось, что многое было исправлено, однако, осталась грязь и беспорядок на кухне[9].

Несмотря на все сложности, уровень развития военной медицины в Омске был высоким. Врачами Омского военного госпиталя лечились различные инфекционные, венерические заболевания, проводились многочисленные операции. В тяжелые военные годы ими был внесен неоценимый вклад в развитие здравоохранения в Омске.



[1] ГИАОО. Ф. 117. Оп. 1. Д. 3. Лл. 2 – 3 об.

[2] ГИАОО. Ф. 172. Оп. 1. Д. 314. Л. 30 – 30 об.

[3] ГИАОО. Ф. 117. Оп. 1. Д. 3. Лл. 2 – 3 об.

[4] ГИАОО. Ф. 172. Оп. 1. Д. 314. Л. 6.

[5] ГИАОО. Ф. 172. Оп. 1. Д. 314. Л. 263.

[6] ГИАОО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 107. Л. 115.

[7] ГИАОО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 107. Л. 19 об.

[8] ГИАОО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 107. Л. 20.

[9] ГИАОО. Ф. 54. Оп. 1. Д. 107. Л. 51.

 

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны