Т.В. Каиндина

г. Омск, Исторический архив Омской области

  

ОБЗОР ДОКУМЕНТОВ ПО ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И УСТАНОВЛЕНИЮ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ФОНДАХ

БЫВШЕГО ОМСКОГО ОБЛПАРТАРХИВА

 

 

Большая часть документов (в первую очередь, официального характера) по истории Гражданской войны и установлению советской власти в Сибири и в Омском Прииртышье, которая сохранилась после событий того периода и после вывоза их в последующие годы в Москву, находилась Государственном архиве Омской области, созданном в 1941 г. на базе слияния двух архивов: Октябрьской революции и Омского губернского архива. Документы Омского облпартархива (с 1991 г. – ЦДНИОО, ныне вместе с ГАОО – Исторический архив Омской области) по данной теме были сосредоточены в трех фондах: Омского Истпарта, Омского отделения Общества старых большевиков и Сибирского землячества участников Гражданской войны. Эти организации существовали в 1920-е – первой половине 1930-х гг. и занимались сбором документов личного характера – анкет, автобиографий, воспоминаний, фотографий участников революционных событий и Гражданской войны, – которые и отложились в вышеназванных фондах. Ценность их заключается в том, что, во-первых, как уже говорилось, многие документы того времени были утрачены и слабо отражены в официальных документах, а документы личного характера, при определенном критическом подходе к ним, дополняли, конкретизировали уже имеющуюся информацию о событиях тех лет; во-вторых, собранные воспоминания относились к началу 1930-х гг., когда так называемая политика «стерильности» (исторической и идеологической) еще не достигла своего апогея, и, следовательно, описание фактов и мнения авторов зачастую расходилось с официальными.

Комиссия для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и РКП (б), или Истпарт, была создана в 1920 г., на местах создавались местные отделения Истпарта. В результате их деятельности был собран значительный комплекс документов по самым разным историческим темам, большая часть которых в последующем была передана в губернские архивы. Оставшиеся документы, в первую очередь личного происхождения ветеранов партии, участников Гражданской войны и установления советской власти, после ликвидации Истпартов были переданы в партийные архивы. В фонд Омского Истпарта (П-19) вошли документы о работе самой организации, типографские экземпляры стенограмм заседаний, постановлений, резолюций, отчетов Сибкрайкома, Омского губкома и окружкома партии, а также разрозненные экземпляры таких периодических изданий, как «Бюллетень Омского губисполкома», «Известия Омского губкома РКП(б)», «Известия Сибкрайкома ВКП(б)», издание Омского губернского бюро РКП(б) «Красный Путь» и др. В фонде находится более 120 воспоминаний ветеранов партии, которые освещают революционные события в Омске и установление здесь первой советской власти, чехословацкий мятеж и Марьяновские бои, приход к власти Колчака и работу в подполье, а также многие другие события периода Гражданской войны. Кроме того, в данном фонде имеются копии документов по вышеназванной теме из центральных архивов и Новосибирского партийного архива.

В 1922 г. при Истпарте было создано Всесоюзное общество старых большевиков (так называли членов партии, примкнувшим к большевикам до революции 1905 г.). В 1929 г. при музее РККА в Москве были созданы землячества, в том числе и Сибирское (эти общества объединяли участников революции и Гражданской войны, уехавших из регионов в Москву и Ленинград). Эти организации тесно сотрудничали с Истпартом и друг с другом: их члены помогали работникам местных Истпартов получать копии документов из центральных архивов, уточнять сведения, рецензировать рукописи, выпускали совместно с Истпартом совместные публикации.

Фонды Омского отделения Общества старых большевиков (ф. П-21) и Сибирское землячество участников Гражданской войны (ф. П-20) по объему небольшие – 12 и 40 дел соответственно. Это документы, которые в первую очередь отражают деятельность самих обществ: протоколы заседаний, планы, отчеты о работе, помимо этого здесь имеются анкеты, автобиографии ветеранов партии. В фонд Сибирского землячества вошли не только документы о работе Омской группы, но и других – Алтайской, Енисейской, Иркутской, Томской.

Одним из направлений деятельности землячества было проведение вечеров воспоминаний, стенографии которых представляют несомненный интерес для исследователей. В них помимо основного доклада фиксировались выступления выступающих в прениях, которые зачастую шли в разрез с официальным докладом. Так, при обсуждении доклада о деятельности омских профсоюзов утверждалось, что здесь очень длительное время исключительное положение занимала группа работников, представлявших собой руководящую часть партии интернационалистов [1]; при обсуждении темы о роли партии в партизанском движении, некоторые члены общества говорили о роли не партии, а отдельных личностей в организации партизанских отрядов, об эсеровском влиянии на партизанское движение и др. Выступающие были заинтересованы в наиболее правильном освещении событий: «…Из выступления некоторых товарищей получается, что население было настолько сознательно, что под влиянием большевистской агитации самостоятельно повело борьбу против колчаковщины. Я думаю, не надо кидаться из одной крайности в другую. На собраниях крестьяне говорили – свергнем Колчака, не будем ни от кого зависеть, никто не будет нас трогать. Было несколько основных отрядов, но помимо этого существовали и местные отряды, которые имели целью не только охрану селений, но и проводили стычки с остатками белогвардейцев, карательными отрядами, которые набирались не из регулярных частей, а из дружин. Ни одно село, не было пассивно, в каждом имелась партизанская группа…» [2] или «… Жестокость по отношению к нам проявляли обе стороны, не только белые, но и партизаны, возмущенные нашими поступками…» [3]. Интересен доклад о подготовке побега из Александровского централа в Иркутской губернии, где, несмотря на жестокий режим, заключенным разрешалось ставить театральные постановки («Ревизор», «Бесприданница»), что и дало возможность совершить побег [4], а также описание дороги до тюрьмы: «… Когда проезжали через станцию Тяжин, крестьяне организовали целый обоз подвод, приехав с продуктами к нашему эшелону. Мы питались этими продуктами в течение нескольких дней. Дело в том, что с группой политзаключенных ехали четыре колчаковских солдата, осужденных на 12 лет каторжных работ за участие в выступлениях в Томске в марте 1919 г. Они были родом с этих мест, и поэтому охрана эшелона разрешила крестьянам передать продукты заключенным. Одновременно с таким сочувственным отношением всех политзаключенных пропускали через строй анненковских отрядов, которые были расположены от Ачинска до Канска [5].

Используя стенографии вечеров, воспоминания ветеранов Гражданской войны как исторический источник, можно существенно дополнить уже имеющиеся факты по тому или иному событию. Например, в докладе о подготовке вооруженного восстания омских рабочих 22 декабря 1918 г. говорилось: «После 2-й Всероссийской конференции (Томск, ноябрь 1918 г.) началась плановая работа к вооруженному восстанию, развернутая Омским комитетом. За этот период удалось охватить весь гарнизон Омска, были организованы полковые комитеты. Силы, которыми располагал Реввоенштаб: три полка пехоты и отдельные части с 18-ю орудиями разных калибров с небольшим запасом снарядов, около 10 000 военнопленных в концлагерях. Весь гарнизон Омска составлял 20 000 штыков, не включая полицию и охрану, имелось всего в гарнизоне и на складах 43 000 винтовок и 18 000 бомб разного калибра. Таким образом, соотношение сил и при этом революционное настроение всей рабочей и солдатской массы давало предпосылки для полного успеха над врагом…» [6]. В вышеназванных фондах имеются также и подлинные документы периода Гражданской войны. Например, рапорт командира 6-го Сибирского Мариинского полка начальнику 2-й Сибирской стрелковой дивизии о взятии села Верхняя Талача (Забайкалье) и аресте командиров Красной Гвардии, документы дознания о принадлежности к Красной Гвардии [7] и другие документы, в том числе листовки. Правда, таких документов очень мало.

После создания на базе Омского облпартархива ЦДНИОО и интеграции партийных документов в систему государственных архивов был выделен ряд личных фондов ветеранов партии, в которых также имеются документы, в том числе, и фотографии, по истории революционных событий и Гражданской войне в Сибири. Здесь можно назвать фонд З. Винцкович-Лигети, жены К. Лигети, с ее воспоминаниями о муже, ее замечания к книге Колмогорова о венграх – участниках Гражданской войны. В фонде М. Долбежкина имеются его рецензии на книги В. Молотова «Большевики Сибири в период Гражданской войны» и М. Юрасовой «Омск: очерки по истории города», в которых он указывает на неточности в освещении деятельности подпольной партийной организации в период колчаковщины [8].

Конечно, документы личного происхождения, как уже говорилось, являются довольно специфическим источником – они субъективно оценивают события и свое участие в них. Так, ветеран партии И. Г. Залепин в письме своему товарищу по революционной деятельности Карлову писал: «Сколько вранья помещают (речь идет о воспоминаниях, посвящённых периоду Гражданской войны), но нельзя сказать, что и в твоих материалах все так чисто и гладко, тоже в некоторых местах катаешься на предположениях, а они не совпадают с действительностью» [9].

Таким образом, документы по Гражданской войне и установлению советской власти в Сибири, находящиеся в фондах бывшего Омского облпартархива, несмотря на то, большинство их – это документы личного происхождения, при критическом подходе к ним имеют важное для историков значение в деле изучения того периода.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

 

1. Исторический архив Омской области. Ф. П-20. Оп. 1. Д. 15.

2. Там же. Д. 14. Л. 16.

3. Там же. Д. 14. Л. 15.

4. Там же. Д. 15.

5. Там же.

6. Там же. Д. 11.

7. Там же. Ф. П-21. Оп. 1. Д. 7. Л. 55.

8. Там же. Ф. П-637. Оп. 1. Д. 36, 37.

9. Там же. Ф. П-633. Оп. 1. д. 31. Л. 39.

 

 

 

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны