М.М. Стельмак

г. Омск, Исторический архив Омской области

 

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА А.В. КОЛЧАКА С ИНОСТРАННЫМИ СОЮЗНИКАМИ

В КОНЦЕ 1918 г.

 

18 ноября 1918 г. в Омске путём военного переворота было свергнуто Временное Всероссийское правительство (Директория). На его месте образуется Российское правительство А.В. Колчака, что, естественно не могло не вызвать отклик в правящих кругах иностранных союзников антибольшевистского движения. В Лондоне на новость о свержении Директории отреагировали настороженно, если не сказать панически [1]. Ведь ещё 14 ноября 1918 г. военным кабинетом было принято решение де-факто признать Директорию в качестве правительства антибольшевистской России [2]. Всерьёз опасались, что приход к власти адмирала А.В. Колчака повлечёт за собой войну внутри белого движения. В связи с этим, министр иностранных дел Ю.В. Ключников направил в Лондон, Париж, Вашингтон и Токио срочную депешу с уведомлением о сути событий в Омске. В депеше также излагались причины переворота, якобы спровоцированном бездействием самой Директории и антигосударственными поступками Комуча [3].

Отношение иностранных дипломатов было более взвешенным, даже благожелательным. На следующий день после переворота, начальник британского экспедиционного отряда полковник Дж. Уорд высказывает своё мнение, о перевороте в правительственной официозной газете «Русская Армия»: «Несомненно, Россия может быть спасена только установлением единой верховной власти, цель которой – создание национального правительства» [4]. Позже он прямо характеризовал Российское правительство А.В. Колчака как единственную альтернативу для страны в тот момент: «Я, демократ, верящий в управление народа через народ, начал видеть в диктатуре единственную надежду на спасение остатков русской цивилизации и культуры» [5]. Примерно такую же позицию занимает и глава Британской военной миссии генерал А. Нокс, что, несомненно, выражало изменения отношения к перевороту в Великобритании.

Вскоре британское правительство решает подкрепить сохранение отношений официальными заявлениями. 30 ноября 1918 г. представителям Великобритании во Владивостоке и Архангельске получили директивы придерживаться следующей политики: «Продолжать занимать Мурманск и Архангельск; продолжать сибирскую экспедицию; попытаться убедить чехов остаться в Западной Сибири; занять (с помощью пяти британских бригад) железнодорожную линию Батум-Баку: оказать генералу Деникину в Новороссийске всякую возможную помощь в смысле снабжения военными материалами; снабжать прибалтийские государства военным снаряжением» [6].

Великобритания, в конечном итоге, оказала значительную помощь омскому правительству. Как отмечал депутат Учредительного собрания, эсер Е. Е. Колосов: «Но, какую бы роль ни играл генерал Нокс до переворота 18 ноября, во всяком случае, после переворота он сделался самым энергичным и самым сильным союзником Колчака, упорно поддерживая его до самого конца. Фактически генерал Нокс взял на себя главную тяжесть по снабжению армии Колчака военными припасами: это был интернациональный интендант колчаковской армии, делавший все от него зависящее для полного насыщения ее необходимым техническим материалом» [7].

Что касается действий со стороны Франции, то член французской миссии А. Легра, негативно относящийся к А.В. Колчаку признавал, что во всех иностранных представительствах к установлению диктатуры отнеслись в основном положительно [8]. В декабре 1918 г. союзниками планировалось поставить в качестве главнокомандующего всеми антибольшевистскими силами французского генерала М. Жанена. Однако такое предложение не нашло поддержки в Омске, и вскоре было отвергнуто А.В. Колчаком, прямо заявившим М. Жанену: «Общественное мнение не поймет этого и будет оскорблено. Армия питает ко мне доверие; она потеряет это доверие, если только будет отдана в руки союзников. Она была создана и боролась без них» [9]. В итоге М. Жанен занимает должность главнокомандующего войсками союзных с Россией государств, действующими на востоке России и в Западной Сибири. Несмотря на данный инцидент, он не испортил отношения с Францией на тот момент. Уже с декабря 1918 г. Франция расходовала на поддержку антибольшевистскому движению в Сибири 50 млн. франков [10].

В Японии вести о смене власти в Омске были приняты спокойно. В то же время, первые конфликты А.В. Колчака с японцами начались ещё в Харбине, где он с 11 мая по 30 июня 1918 г. находился в должности главного инспектора охранной стражи, затем возглавлял все формирующиеся белые отряды в полосе отчуждения КВЖД. Именно там и происходили споры с японской военной миссией и поддерживаемым ею атаманом Г.М. Семеновым. Ещё в то время представители японской военной миссии были недовольны действиями А.В. Колчака, в основном, из-за его соперничества с Г.М. Семеновым [11]. По воспоминаниям последнего, будущий Верховный Правитель ещё весной 1918 г. считал сближение с Японией практически преступлением. «Покойный адмирал являлся в то время ярым противником так называемой японской ориентации и считал, что только Англия и Франция готовы оказать бескорыстную и исчерпывающую помощь национальной России, восстановление которой находится в их интересах. Что касается Японии и САСШ, то, по мнению адмирала, они стремились использовать наше затруднительное положение в своих собственных интересах, которые настойчиво диктовали возможно большее ослабление России на Дальнем Востоке» [12].

О конфликтах с японцами вспоминала на допросе и гражданская жена А.В. Колчака, А.В. Тимирева: «Во время разговора Колчак сказал генералу Накашима, что он подрывает дисциплину в русских противобольшевистских войсках. Адмирал предполагал в борьбе с большевиками опираться на русское преимущество сил, а в самом начале стремился обеспечит известную долю независимости этому от Японии… В Японии, японские деятеля дали ему, Колчаку, понять, что его деятельность не встретит содействия со стороны Японии, и что ему лучше отдохнуть» [13]. Сам А. В. Колчак уже на допросе в Иркутске вспоминал, что создание крупных контрреволюционных сил не встретило у японцев поддержки. Более того, они усиленно стремились дробить воинские формирования, которые А. В. Колчак пытался объединить, поставив по свой контроль [14]. Но, несмотря на недоразумения на Дальнем Востоке весны-лета 1918 г., в Омске не собирались разрывать с Японией отношений.

Для Сибири этот вопрос стоял особенно остро. В Министерстве иностранных дел прекрасно осознавали, что Япония благодаря своей территориальной расположенности, в состоянии не только оперативно предоставить необходимую помощь, но и посягнуть на российские территории. По воспоминаниям Г.К. Гинса, в Омске вопросы о взаимоотношениях с восточным союзником служили предметом острых дискуссий. «Но если в глубине России и в эмигрантских кругах Запада японский вопрос представляется маленьким и неинтересным, то, наоборот, в Сибири и, особенно, на Дальнем Востоке он представляется слишком важным и слишком большим. Сколько ненависти вкладывают в этот вопрос одни и сколько надежд другие!» [15].

В правительстве А. В. Колчака пришли к выводу, что Япония умерит свои экспансионистские намерения, увидев победы антибольшевистских сил на фронте. «Присоединение Сахалина с его богатейшими запасами угля и нефти и района Николаевска-на-Амуре, как ключа к рыбным богатствам,  это, несомненно, реальный интерес Японии. Но не меньшим интересом для неё является устранение большевистской заразы из Сибири, восстановление в ней порядка и возобновление торговых отношений. Япония откажется от захватов, если обеспечит себе участие в использовании естественных богатств этих районов и получит возможность восстановить вывоз товара в Россию» [16]. В связи с чем, в Омске сочли целесообразным продолжать выстраивать союзнические отношения с Японией. Как отмечал по этому поводу Е. Е. Колосов: «История международной политики Колчака – это и есть история постепенно углублявшегося разрыва с чехами и нараставшей связи у него с японцами» [17]. Однако здесь важно отметить, что попытки пойти на сближение с Японией начали предприниматься ближе к полному поражению Российского правительства. Переворот в Омске нанёс урон, прежде всего, кругам, ориентированным на Японию, способствуя разъединению антибольшевистских сил, в результате этого, территория к востоку от Байкала превращалось в самостоятельное государство в государстве [18].

Появления Российского правительства А. В. Колчака хоть и являлось неожиданным для союзников антибольшевистского движения, в целом было встречено вполне доброжелательно. Однако переворот в Омске состоялся через неделю после окончания Первой мировой войны. Исчезла острая необходимость в восстановлении Восточного фронта, что вызвало сильное беспокойство в политических кругах белого Омска.

Тем не менее, несмотря на изменение характера внешней политики после победы Антанты, важно отметить склонность к преуменьшению союзнической помощи, свойственной политическим деятелям белого движения. Поставки оружия, снаряжения, военных специалистов продолжались. Но сами союзнические войска в боевых действиях участия фактически не предпринимали. «Союзники же намеревались ограничиться лишь колоссальными денежными расходами и, по замечаниям главы деникинского правительства генерала А.С. Лукомского, не могли употребить живую силу для борьбы с большевизмом» [19].

Размер помощи оставался в полной зависимости от успехов белых армий на фронте. Сам А. В. Колчак, как и практически все лидеры антибольшевистского движения, придавал союзнической помощи самое решающее значение. Один из главных организаторов свержения Директории, В. Н. Пепеляев, 19 ноября 1918 г., писал в своём дневнике, что при составлении «Обращения к населению»: «Колчак сказал, что обращение нужно немедленно для союзников, причём они хотят, чтобы было сказано о демократии, отсутствии реакционных намерений… Так и составили» [20]. Это возымело успех. Публикации обращения в газетах произвело на Великобританию хорошее впечатление, Франция оказала давление на чехословацкий корпус в целях нейтрализации [21]. Один из идеологов сибирских кадетов Н. В. Устрялов прокомментировал обращение следующим образом: «Чтобы получить поддержку союзников, которая была необходима как воздух, надо было замаскироваться под демократический режим» [22].

Поддержка иностранных союзников не была прекращена после свержения Директории, и вскоре стала увеличиваться. Режим А. В. Колчака не вызвал каких-либо нареканий со стороны союзнических правительств: на данном этапе цели буржуазии Антанты и Японии совпадали с задачами российских буржуазных кругов, выразителем интересов которых стало Российское правительство А. В. Колчака Судьба дальнейшего сотрудничества и официального признания зависела уже от успехов антибольшевистских сил на фронте.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

1. Хандорин, В.Г. Адмирал Колчак. Правда и мифы. URL: http://militera.lib.ru/bio/handorin_vg01/text.html#t6 (дата обращения: 26.08.2014).

2. Флеминг П. Судьба адмирала Колчака. URL: http://chapaev.ru/books/Piter--Fleming_Sudba-admirala-Kolchaka--1917-1920/14 (дата обращения: 26.08.2014).

3. Переверзев А.Я. Комуч. Директория. Колчак: Антисоветский лагерь в Гражданской войне на Востоке России. Воронеж, 2003. С. 560.

4. Уорд Д. Союзная интервенция в Сибири. 1918-1919. Записки начальника английского экспедиционного отряда полковника Джона Уорда. М.-Пгд., 1923. С. 88.

5. Уорд Д. Союзная интервенция в Сибири. 1918-1919. Записки начальника английского экспедиционного отряда полковника Джона Уорда. М-Пгд., 1923. С. 89.

6. Черчилль У. Как я воевал с Россией. М., 2011. С. 29.

7. Колосов Е. Е. Сибирь при Колчаке: Воспоминания, материалы, документы. Пгд., 1923. С. 64.

8. Головин Н. Н. Российская контрреволюция. Т. 2. М., 2011. С. 368.

9. Жанен М. Отрывки из моего сибирского дневника // Сибирские огни. 1927. №. 4. С. 109.

10. Полканов В.Д. Семь измен адмирала А. В. Колчака. Омск, 2013. С. 159.

11. Орлов Н. В. Смутные дни в Харбине и адмирал Колчак // Ежегодник Дома русского зарубежья им. А. Солженицына. М., 2010. С. 249.

12. Семенов Г. М. О себе: Воспоминания, мысли и выводы. М., 2002. С. 186.

13. Протоколы допросов А.В. Тимиревой. Публикация С.В. Дрокова // Отечественные архивы. 1994. №. 6. С. 55.

14. Иоффе Г.З. Колчаковская авантюра и её крах. М., 1983. С. 32.

15. Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920. М., 2008. С. 272.

16. Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории. 1918-1920. М., 2008. С. 274.

17. Колосов Е.Е. Сибирь при Колчаке: Воспоминания, материалы, документы. Пгд., 1923. С. 129.

18. Эйхе Г.Х. Опрокинутый тыл. М., 1966. С. 169.

19. Зимина В.Д. Белое дело взбунтовавшейся России: Политические режимы Гражданской войны. 1917-1920 гг. М., 2006. С. 82.

20. Иоффе Г.З. Колчаковская авантюра и её крах. М., 1983. С. 155.

21. Иоффе Г.З. Колчаковская авантюра и её крах. М., 1983. С. 155.

22. Звягин С.П. В.Н. Пепеляев: судьба либерала из Сибири в начале XX века. Томск, 2012. С. 161.

 

 

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны