Г.Ю. БОРОДИНА
г. Омск, Исторический архив Омской области

ПРАЗДНИК СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ


День 9 мая для нашей семьи – «праздник со слезами на глазах», потому что мы потеряли на войне и маминого отца, и маминого брата.
Бердников Василий Иванович, мой дед по материнской линии, родился в 1900 году в деревне Кленовской Леденцовской волости Уть-Глазовского уезда Вятской губернии. В 1918 году мой дед обвенчался с моей бабушкой, Пушкаревой Евдокией Ивановной, которой в то время было 23 года. Но молодая семья, начавшая жить с родителями мужа, даже не успела завести детей. Во время советско-польской войны 1919–1920 гг. Василий Иванович был призван в армию, где воевал в составе 40 стрелкового полка на территории Белоруссии. Война для деда закончилась пленом, правда, ему повезло, т.к. он попал не в концлагерь, а в карантинный пункт в городе Себеж и жил у хозяина – бауэра в пригороде города Себеж. После окончания войны в 1920 году было создано Центральное управление эвакуации населения (Центроэвак), в его ведении была учреждена Российско-украинская делегация Российско-украинской-польской смешанной комиссии по репатриации. Именно этой комиссией была организована переправка на родину русских солдат у Гатчины, Ямбура и Себежа. Мой дед только в 1922 году возвращается из плена на родину, где его 2 года ждала молодая жена. А дальше начинается мирная жизнь, рождается пятеро детей, создается «культурное», на манер увиденного в Себеже, хозяйство, а дед получает в деревне прозвище «Васька-Себеж».
Начавшаяся коллективизация семей воспринимается негативно. Чтобы не вступать в колхоз, принимается решение все продать и уехать в Сибирь. Так в 1936 году мои дедушка и бабушка с двумя оставшимися в живых детьми – Алексеем и Марией, оказываются в Омске. Кстати, в эти годы в Ленинском районе, тогда в Порт-Артуре, появилась «целая вятская колония» из переехавших из Кировской области семей. И это очень помогло моим родным, особенно на первых порах. К началу Отечественной войны семья обжилась, был дом, огород, дед работал на деревообрабатывающем заводе, который находился на 1 Комсомольской улице в Порт-Артуре.
Алексей заканчивал школу и мечтал об институте. Но все рухнуло непоправимо, как и для большинства советских семей. Сначала повестку получил Алексей, который был призван на фронт Ленинским райвоенкоматом. После ускоренного курса обучения на лейтенанта в Томском военном училище он был отправлен на Ленинградский фронт. Проезжая через Омск, Алексей надеялся встретиться с родными. Но по законам военного времени бабушку не отпустили с работы и последняя, как потом оказалась, встреча, так и не состоялась. Бабушка потом всю ночь проплакала, а через полгода увидела сон, который оказался вещим. Сын в черной рубашке бежал к ней с криком: «Мама, Мама!». А днём принесли похоронку, в которой сообщалось, что Алексей был убит в одном из первых боев у деревни Рамушево Старо-Русского района. Сестра Алексея, моя мама Мария, спрятала похоронку от бабушки, надеясь, что это ошибка.
Деда призвали на фронт в августе 1941 года. Служил он отдельной саперной роте на Ленинградском фронте. Дед писал домой очень часто, эти письма наша семья хранит как самую дорогую реликвию. В августе 1942 года дед был тяжело ранен и умер от ран в госпитале города Ладейное поле. В семью пришла похоронка, при вручении которой почтальонка заметила: «Только похоронили сына, а теперь муж!». Так бабушка в один день узнала о гибели и мужа, и сына. До конца жизни она не могла простить моей маме того, что она скрыла от неё ту, первую похоронку.
Из строевого отдела Военно-пехотного училища г. Томска бабушке прислали удостоверение, дающее право на получение членами семьи льгот, установленных кодексом о льготах для военнослужащих и военнообязанных РККА и их семьям. Но «льготы» обернулись, тем, что у неё отрезали половину огорода, объяснив это тем, что вместо четырех человек в семье осталось только двое. Но на этом испытания не закончились. В городе в годы войны ухудшилась криминогенная обстановка. Преступники узнавали, где живут семьи, у которых мужчины на фронте, грабили и убивали их. Вот такой семьёй стала и наша семья. Ограбление наметили на ночь 1943 года, но в последний момент один из грабителей, по имени Николай, пришел в милицию. Ночью на чердаке была устроена засада, все преступники были арестованы. С тех пор моя бабушка считает, что их спас Николай-Угодник.
В похоронках, которые получила наша семья, были указаны места захоронения. Поэтому я много лет мечтала побывать на дорогих могилах. Писала письма в сельсоветы этих мест с просьбой ответить, сохранились ли эти захоронения. И нам повезло, местные школьники и лесничий провели поисковую работу и нашли фамилии наших родных на братских могилах.
В 2010 году мы с сыном наконец осуществили нашу мечту и побывали в Старой Руссе и на Ладейном поле. Благодаря нашей переписке в Старой Руссе на могиле Алексея была установлена новая табличка. Раньше на ней значился «Курсант Бердников», сейчас же установлена табличка с надписью «Бердников Алексей Васильевич 1924 – апрель 1942 года».
В Ладейном поле, где перезахоронен наш дед, в братской могиле на высоком берегу реки Свирь, нам удалось встретиться с теми, кто участвовал в поиске могилы и перезахоронении. Мы побывали в храмах этих городов, где поставили поминальные свечи. Возложили цветы и сфотографировали памятные таблички на могилах деда и маминого брата Алексея…

Для исследователей

Виртуальные выставки

Поиск по сайту:

Для тех, кто комплектует архив

Центр изучения истории Гражданской войны