Внимание! По техническим причинам с 16 ноября по 30 декабря 2021 года включительно читальные залы №1 и №2 не работают.

Ф.М. Достоевский и Омск

200-летнему юбилею выдающегося русского писателя, мыслителя, философа и публициста Федора Михайловича Достоевского (1821–1881) посвящается.

Ф.М. Достоевский

Ф.М. Достоевский

С Омском великого русского писателя связывает один из самых драматических периодов его жизни – пребывание на каторге. Достоевский отбывал каторгу в Омском остроге за участие в 1847–1849 гг. в кружке М.В. Петрашевского, являвшегося сторонником взглядов революционного характера.

Роковую роль в доказательстве вины Ф.М. Достоевского в политическом преступлении сыграло хранение запрещенной литературы, которую нашли полицейские у писателя во время обыска.

Список книг, запрещенных для публики Комитетом цензуры иностранной в мае 1946 года.
ГИАОО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 2326. Т. 2. Л. 194–194 об.

Военный суд признал Ф.М. Достоевского виновным в «умысле на ниспровержение существующих отечественных законов и государственного порядка». 22 декабря 1949 года на Семёновском плацу ему и другим петрашевцам объявили приговор о смертной казни путём расстрела, но в последний момент осуждённых помиловали, назначив наказание в виде каторжных работ.

Рисунок эшафота и позорного столба.

Рисунок эшафота и позорного столба. 1840-е гг.
ГИАОО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 2326. Т. 2. Л. 303.

Буклет завода Ф.Ф. Гакенталя

Рисунок позорных дрог. 1840-е гг.
ГИАОО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 2326. Т. 2. Л. 305.

23 января 1850 г. Федор Михайлович Достоевский вместе с осужденным членом кружка петрашевцев Сергеем Федоровичем Дуровым прибыл в тюремной повозке в Омский каторжный острог.

С.Ф. Дуров

С.Ф. Дуров, поэт, демократ член кружка
Путашевича-Петрашевского

Литературно-художественные произведения Ф.М. Достоевского дают возможность увидеть омский острог глазами автора, отбывавшего на сибирской каторге долгих четыре года: «На берегу широкой, пустынной реки стоит город, один из административных центров России; в городе крепость, в крепости острог. В остроге уже девять месяцев заключен ссыльно-каторжный второго разряда, Родион Раскольников. Со дня преступления его прошло почти полтора года. <...> День опять был ясный и теплый. Ранним утром, часов в шесть, он отправился на работу, на берег реки, где в сарае устроена была обжигательная печь для алебастра и где толкли его. <...> Раскольников вышел из сарая на самый берег, сел на складенные у сарая бревна и стал глядеть на широкую и пустынную реку. С высокого берега открывалась широкая окрестность. С дальнего другого берега чуть слышно доносилась песня. Там, в облитой солнцем необозримой степи, чуть приметными точками чернелись кочевые юрты. Там была свобода и жили другие люди, совсем не похожие на здешних, там как бы самое время остановилось, точно не прошли еще века Авраама и стад его» (Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. М.: Наука, 1970. С. 411, 422).

Всем арестантам Омского острога брили головы особым образом. Каторжники делились на разряды и различались по срокам каторжных работ: срочные (на определенный срок) и бессрочные (пожизненные). Срочным выбривали половину головы в направлении от уха до уха (переднюю часть), а бессрочным – от затылка ко лбу левую сторону. Раз в неделю арестанты обязаны были ходить в кордегардию при остроге. Бессрочных арестантов клеймили: на щеки и лоб с помощью специального железного прибора наносили буквы ВОР или КАТ (каторжник).

Циркулярное предписание

Циркулярное предписание Министра Внутренних дел генерал-губернатору Западной Сибири о новых штемпелях для клеймения. 18 июня 1846 г.
ГИАОО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 2326. Т. 1. Л. 163.

Образцы клеймения ссыльного каторжника, беглого преступника. 1846 г.
ГИАОО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 2326. Т. 1. Л. 161, 162.

В повести «Записки из Мертвого дома» Ф.М. Достоевский подробно описал, как выглядели преступники, заключённые в омский острог. Каторжники носили острожную одежду с желтым тузом на спине и ножные кандалы; арестанты их называли «мелкозвон». Форменные острожные кандалы, приспособленные к работе, состояли не из колец, а из четырех железных прутьев, почти в палец толщиною, соединенных между собою тремя кольцами. Их должно было надевать под панталоны. К серединному кольцу привязывался ремень, который в свою очередь прикреплялся к поясному ремню, надевавшемуся прямо на рубашку. Весили такие кандалы 4–5 килограммов. Каторжники носили их постоянно. Расковывали человека только в том случае, если он выходил на свободу или умирал. 

Афиша

Из ведомости о содержащихся в омском остроге арестантах. 1850 г.
ГИАОО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 49. Л. 132 об. – 133.

Голову Достоевского тоже наполовину обрили. Но знатное происхождение спасло его от клеймения – преступников-дворян не клеймили. А в остальном он ничем не отличался от других узников: на его спине красовалась мишень, по которой стреляли бы охранники в случае побега: летом – черный круг, зимой – белый «туз». 

Из краткой выписки из судебных приговоров

Из краткой выписки из судебных приговоров по тягчайшим преступлениям о Ф.М. Достоевском. 1850 г.
ГИАОО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 2872А. Л. 18 об. – 19.

Каждый день арестанты ходили на работы на берег Иртыша, где разбирали старые лодки, обжигали и дробили алебастр, месили глину, а также разгребали снег, ремонтировали здания на городских улицах.

Через Тобольские ворота, за которыми находился кирпичный завод у берега Иртыша, Ф.М. Достоевский каждый день отправлялся на каторжные работы.

Тобольские ворота

Тобольские ворота, построены в 1792 г., реконструированы в 1973 г. по проекту П.А. Булатова. Через эти ворота ходил на работу ссыльный Достоевский. 1982 г.

Мемориальная доска на Тобольских воротах

Мемориальная доска на Тобольских воротах. Установлена к 75-летию со дня смерти писателя 9 февраля 1956 г.

В «Записках из Мёртвого дома» Достоевский подробно описывает жизнь за тюремным забором: «Случалось, посмотришь сквозь щели забора на свет Божий: не увидишь ли хоть чего-нибудь? — и только и увидишь, что краешек неба да высокий земляной вал, поросший бурьяном, а взад и вперед по валу, день и ночь расхаживают часовые; и тут же подумаешь, что пройдут целые годы, а ты точно так же пойдешь смотреть сквозь щели забора и увидишь тот же вал, таких же часовых и тот же маленький краешек неба, не того неба, которое над острогом, а другого, далекого, вольного неба...». 

Из описи зданий, принадлежащих военному ведомству. Конец XIX в.
ГИАОО. Ф. 172. Оп. 1. Д. 8а. Л. 61 – 61 об.

Наш город оставил у Достоевского малоприятные впечатления: «Омск гадкий городишка. Деревьев почти нет. Летом зной и ветер с песком, зимой буран. Природы я не видал. Городишка грязный, военный и развратный в высшей степени. Я говорю про черный народ. Если б не нашел здесь людей, я бы погиб совершенно... <...> Сколько я вынес из каторги народных типов, характеров! Я сжился с ними и потому, кажется, знаю их порядочно. Сколько историй бродяг и разбойник<ов> и вообще всего черного, горемычного быта! На целые томы достанет. Что за чудный народ. Вообще время для меня не потеряно. Если я узнал не Россию, так народ русский хорошо, и так хорошо, как, может быть, не многие знают его» (Из письма брату Михаилу. 30 января – 22 февраля 1854 г, Омск).

Омская кордегардия.

Омская кордегардия. Начало XX в.

Здание военного комиссариата Омской области

Здание военного комиссариата Омской области (ул. Партизанская,14). Ранее – гауптвахта Омской крепости
Омск, 2010 г. Фотограф В.К. Шель.

Единственной возможностью отдохнуть от острожной казармы для Достоевского оказалось пребывание в омском военном госпитале. В арестантскую палату он попадал не один раз. «В госпитале было легче, свободнее, нежели в остроге. Отношение части врачебного персонала было гуманное, даже сердечное». Госпиталь находился за пределами крепости, в Бутырском форштадте.

Дом, в котором находилась арестантская палата госпиталя

Дом, в котором находилась арестантская палата госпиталя на ул. Скорбященская (ныне Гусарова), где лежал Ф.М. Достоевский в период его пребывания в тюремном остроге Омской крепости в 1850–1854 гг.
Омск, 1977 г.

Находясь на лечении в госпитале, Ф.М. Достоевский начал писать «Записки из мертвого дома», первые главы которых долгое время находились у старшего госпитального фельдшера А.А. Апполонова. В госпитале Федор Михайлович тайно делал записи в дневнике, получившем название «Сибирская тетрадь», куда заносил свои наблюдения о жизни в остроге. Эти дневниковые заметки он впоследствии использовал для своих литературно-художественных произведений.

Ещё одно место, где опальный литератор чувствовал себя спокойно и более или менее комфортно – Воскресенский военный собор. Воскресенский собор являлся старейшим храмом Омска. Его строительство было разрешено Тобольской духовной консисторией 18 апреля 1769 года. Окончание постройки относится к 1775 году. Храм заложен в день Воскресения Христова 1769 года, ставший престольным праздником собора. Его возводили 2 брата Козьма и Иван Черепановы, они были родом из Тобольска. Храм определил важность Омской крепости, как оплота христианской культуры. 21 сентября 1773 года, в новом храме был освящен престол во имя преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, 29 числа того же месяца – главный престол во имя святой великомученицы Екатерины – небесной покровительницы царствовавшей императрицы. Собор являлся культурно-просветительским и благотворительным центром Омска. В храме крестили великого русского художника Михаила Врубеля. В нём располагались приют и первая в Омске женская гимназия, хранились древние казачьи знамена, старинные иконы, ценнейшие церковные книги.

Воскресенский собор

Воскресенский собор. Общий вид. Конец XIX века.

Во время пребывания в Омском остроге писатель бывал в Воскресенском соборе на богослужениях. Об этом Фёдор Михайлович упоминает в своей повести «Записки из мертвого дома»: «Мы ходили в церковь, которая была неподалеку от острога, раза по два и по три в день… Бывало, утром, по подмерзшей за ночь земле, нас водили под конвоем с заряженными ружьями в божий дом. Конвой, впрочем, не входил в церковь. В церкви мы становились тесной кучей у самых дверей, на самом последнем месте, так что слышно было только разве голосистого дьякона да изредка из-за толпы приметишь черную ризу да лысину священника… Мы были закованные и ошельмованные; от нас все сторонились, нас все даже как будто боялись, нас каждый раз оделяли милостыней… Арестанты молились очень усердно, и каждый из них каждый раз приносил в церковь свою нищенскую копейку на свечку или клал на церковный сбор. «Тоже ведь и я человек, – может быть, думал он или чувствовал, подавая, – перед богом-то все равны...» Причащались мы за ранней обедней. Когда священник с чашей в руках читал слова: «...но яко разбойника мя прийми», – почти все повалились в землю, звуча кандалами, кажется приняв эти слова буквально на свой счет».

С 1853 по 1868 годы настоятелем Воскресенского собора был протоиерей Стефан Знаменский, канонизированный в 1984 году Русской православной церковью. Стараниями отца Стефана при храме была собрана, систематизирована и описана одна из лучших в Сибири церковных библиотек, которая к 1856 году включала в себя 316 наименований, а в 1900-е годы – уже 1875 книг. Одних богословских журналов о. Стефан выписывал 17 наименований

Стефан Яковлевич Знаменский

Стефан Яковлевич Знаменский

Оказавшись в Омском остроге, писатель был лишен возможности читать книги по своему выбору. Исключение составляла литература духовного содержания, которая была разрешена разжалованным арестантам. Ф.М. Достоевский с разрешения протоиерея Стефана Знаменского читал книги из библиотеки Воскресенского собора. Некоторые из них в настоящее время находятся на хранении в Историческом архиве Омской области, в справочно-библиографическом отделе. Узнать их можно по характерной печати Воскресенской церкви и чернильным пометам на обрезе книжного блока.

Страницы книги из библиотеки Воскресенского военного собора.
Путь к познанию свойств Божеских и человеческих, или разглагольствие с Богом Блаженного Августина епископа Иппонийскаго
Пер. с лат. М.: Тип. Мейера, 1783.

Страницы книги из библиотеки Воскресенского военного собора.
Избранные сочинения Святаго Священномученика Киприана епископа Карфагенскаго
Пер. с эллиногреч. Михаила Протопопова. СПб: Синоидал. тип., 1803.

В Омске Ф.М. Достоевский познакомился А.И. Сулоцким, законоучителем Омского кадетского корпуса (с 1848 г.), настоятелем корпусной церкви, историком, библиофилом, краеведом.

Александр Иванович Сулоцкий

Александр Иванович Сулоцкий

Александр Иванович Сулоцкий окончил Ярославскую духовную семинарию, а затем Петербургскую духовную академию, в 1838 г. получил место учителя в Тобольской духовной семинарии. Много сделал для изучения истории церкви в Сибири, опубликовал в центральных и сибирских изданиях 1850–1870-х гг. около ста работ, в том числе книгу «Описание краткое всех церквей, существующих в г. Тобольске, и пространное Тобольского Софийского собора». (М., 1852). До омской службы Сулоцкий многие годы жил в Тобольске и там сблизился с декабристами, многим из них помог. Один из тех, кому он покровительствовал, оставил о нём следующее воспоминание: «... Это был человек в высшей степени скромный, деликатный, благожелательный, сочувствующий и помогавший всякому доброму начинанию, особенно в области научных исследований и литературных занятий».

Из послужного списка законоучителя и штатного священника Сибирской военной гимназии протоиерея Александра Сулоцкого, составленного 1 января 1844 года.
ГИАОО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 1018.

Знакомство Ф.М. Достоевского с А.И. Сулоцким произошло по просьбе жены декабриста М.А. Фонвизина Натальи Дмитриевны Фонвизиной, которая попросила священнослужителя помочь ссыльному литератору. Отец Александр подал руку помощи Достоевскому, напутствовал его в тяжёлые минуты жизни, молился о его душе. Впоследствии писатель тепло отзывался об этом человеке, называя его в одном из своих писем «добрым и благородным».

В судьбе Ф.М. Достоевского принимал участие комендант Омской крепости Алексей Федорович де Граве. Комендант, будучи человеком образованным, порядочным, пытался всячески облегчить судьбу ссыльных петрашевцев, отбывавших наказание в Омске.

А.Ф. де Граве

А.Ф. де Граве, комендант Омской крепости, полковник, родом из дворян Тобольской губернии, кавалер многих орденов, участник Отечественной войны 1812 г. Годы жизни 1793–1864 гг.

В доме коменданта де Граве (в настоящее время в этом здании располагается литературный музей им. Ф.М. Достоевского) ссыльного писателя радушно принимали – «как равного», как отмечал последний. Благодаря ходатайству коменданта де Граве с Федора Михайловича сняли кандалы. Он не оставил его своим вниманием и тогда, когда писатель вышел из острога и поехал служить рядовым в линейный Семипалатинский полк. Федор Михайлович до конца своей жизни хранил в семейном альбоме фотографию коменданта де Граве.

Комендантский дом де Граве

Комендантский дом де Граве на углу улиц Достоевского и Победы, в котором бывал Ф.М. Достоевский.
Здесь установлен барельеф к 150-летию со дня рождения писателя, изготовленный скульптором Д. Манжосом.
Омск, 1977 г.

23 января 1854 года закончился срок каторжных работ Достоевского. 15 февраля он навсегда покинул Омский острог. Дальше начиналась служба рядовым в ссылке. В марте 1854 года он был зачислен рядовым в Сибирский 7-й линейный батальон, стоявший в Семипалатинске. Помилование Достоевскому было объявлено Высочайшим указом 17 апреля 1857 года. 2 июля 1959 года писатель покинул Семипалатинск, а в конце декабря того же года вернулся в Петербург.

Памятник Ф.М. Достоевскому.

Памятник Ф.М. Достоевскому.
2010 г. Фотограф: В.К. Шель.

Омская каторга не прошла бесследно для литератора и негативным образом отразилась на его здоровье. До конца жизни Достоевский будет страдать от постоянного нервного напряжения, приступов раздражительности и тревоги. В Омске у Фёдора Михайловича начала развиваться эпилепсия, которая будет мучить его до последнего смертного часа. Но именно в Омске писатель смог хорошо узнать народ, постичь загадочную русскую душу, проникнуться истиной евангельского слова, которая привела его от нигилизма – к вере. Всё это отложило глубокий след в душе Фёдора Михайловича Достоевского и оказало огромное влияние на его дальнейшее творчество, что дало возможность состояться писателю, которого сегодня знает весь мир.